Эразм роттердамский

Литература

  • Ардашев П. Н. Эразм Роттердамский // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Маркиш С. П. Знакомство с Эразмом из Роттердама. — М.: Художественная литература, 1971. — 224 с. — 10 000 экз.
  • От Эразма Роттердамского до Бертрана Рассела (Проблемы буржуазного гуманизма и свободомыслия) / Ред. А. Л. Субботин . — М. : Мысль, 1969. — 303 с. — (Акад. обществ. наук при ЦК КПСС. Институт научного атеизма).
  • Смирин М. М. Эразм Роттердамский и реформационное движение в Германии: Очерки из истории гуманистической и реформационной мысли. — М.: Наука, 1978. — 236 с. — 4250 экз.
  • Хёйзинга Й. Культура Нидерландов в XVII веке. Эразм. Избранные письма. Рисунки. — СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2009. — 680 с. — ISBN 978-5-89059-128-9.
  • Эразм Роттердамский и его время: / Отв. ред. Л. С. Чиколини. — М.: Наука, 1989. — 280 с. — 25 000 экз. — ISBN 5-02-012716-7.
  • Тер-Аракельянц В. А. Эразм Роттердамский и Томас Мор против Эпикура //Гуманитарные и социально-экономические науки. 2016. № 2 (87). С. 41-45.

Организация воспитания и обучения​

Воспитание является целью, обучение средством. Главным в воспитании выступает правильно поставленное образование. Правильно поставленным образованием является классическое, в основе которого лежат латинский и древнегреческий языки и античная культура. Ребёнку надо дать раннее научное образование. Начинать нужно с 3 лет.

Обучать сначала языкам, к которым малый ребёнок очень восприимчив. Учить надо играя. Эразм предлагает различные игры для обучения чтению, письму, но предупреждает, чтобы игры не были излишне сложными

Особое внимание при обучении детей нужно уделять тренировке памяти, так как от неё зависят все дальнейшие успехи ребёнка в обучении. Требовал учитывать собственную активность и деятельность ребёнка

В процессе обучения ребёнок и воспитатель должны относиться друг к другу с любовью, поскольку «первый шаг в обучении есть любовь к учителю».

Эразм вновь открыл для мира такое явление, как мир ребёнка, мир детства. Многие педагогические взгляды Эразма были новаторскими для своего времени, и сохраняют значение по сей день. Его гуманистические идеи оказали большое влияние на теорию и практику педагогики.

Сатирик[править]

Из сатирических произведений Э., благодаря которым научно-литературная деятельность его получила широкое общественное значение и обусловила его выдающееся место не только в истории литературы, но и во всеобщей истории, особенно выдающееся значение имеет «Похвала Глупости» («Moriæ-Encomium, sive Stultitiæ Laus»). Это небольшое сочинение написано было Э., — по его собственным словам, от нечего делать — во время продолжительного, при тогдашних путях сообщения, переезда его из Италии в Англию в г. Сам Эразм смотрел на это свое произведение, как на литературную безделку, — но своей литературной знаменитостью и своим местом в истории он обязан этой безделке во всяком случае не в меньшей степени, чем своим многотомным учёным трудам. Большая часть последних, сослужив в свое время службу, давным-давно опочили в книгохранилищах, под толстым слоем вековой пыли, в то время как «Похвала Глупости» продолжает до сих пор читаться, сравнительно немногими в латинском подлиннике, но, можно сказать, всеми в переводах, имеющихся в настоящую пору на всех европейских языках (в том числе и на русском), и тысячи образованных людей продолжают зачитываться этой гениальной шуткой остроумнейшего из учёных и ученейшего из остроумных людей, каких только знает история всемирной литературы. Со времени появления печатного станка это был первый случай поистине колоссального успеха печатного произведения.

Напечатанная в первый раз в Париже в г., сатира Э. выдержала в несколько месяцев до семи изданий; всего при жизни Э. она была переиздана в разных местах не менее 40 раз. Изданный в г. дирекцией университетской библиотеки в Генте (Бельгия) «предварительный» и, следовательно, подлежащий дополнению список изданий сочинений Э. насчитывает для «Похвалы Глупости» более двухсот изданий (считая в том числе и переводы). Этот беспримерный успех объясняется многими обстоятельствами, между которыми громкое уже и тогда имя автора играло не последнюю роль; но главные его условия лежали в самом произведении, в удачном замысле и его блестящем выполнении. Э. пришла удачная мысль — взглянуть на окружающую его современную действительность, а также на все человечество, на весь мир с точки зрения глупости. Эта точка зрения, исходившая из такого общечеловеческого, присущего «всем временам и народам» свойства, как глупость, дала автору возможность, затрагивая массу животрепещущих вопросов современности, в то же время придать своим наблюдениям над окружающей действительностью характер всеобщности и принципиальности, осветить частное и единичное, случайное и временное с точки зрения всеобщего, постоянного, закономерного, нарисовать сатирический портрет всего человечества. Этот общечеловеческий характер, являясь одной из привлекательных сторон произведения Э., для современных автору читателей, в то же время предохранил его от забвения в будущем. Благодаря именно ему, «Похвала Глупости» заняла место в ряду нестареющих произведений человеческого слова — не в силу художественной красоты формы, а вследствие присутствия того общечеловеческого элемента, который делает его понятным и интересным для всякого человека, к какому бы времени, к какой бы нации, к какому бы слою общества он ни принадлежал. Читая сатиру Э., иногда невольно забываешь, что она написана четыреста лет тому назад, до такой степени она свежа, жизненна и современна.

Господствующий тон сатиры Э. — юмористический, а не саркастический. Смех Э. проникнут в основном благодушным юмором, часто тонкой иронией, почти никогда — бичующим сарказмом. В сатирике чувствуется не столько негодующий моралист с нахмуренным челом и пессимистическим взглядом на окружающие, сколько жизнерадостный гуманист, взирающий на жизнь с оптимистическим благодушием и в отрицательных её сторонах видящий преимущественно предлог для того, чтобы от души посмеяться и побалагурить. По форме своей «Похвала Глупости» представляет собой пародию на панегирик — форму, в то время пользовавшуюся большой популярностью; оригинальным является здесь лишь то, что панегирик в данном случае произносится не от лица автора или другого постороннего оратора, а влагается в уста самой олицетворенной глупости.

Издания на русском языке

  • Роттердамский Эразм. Похвальное слово Глупости / Пер. и коммент. П. К. Губера. — .—.: Academia, 1931. — 240 с. — (Сокровища мировой литературы). — 5300 экз.
  • Эразм Роттердамский. Похвальное слово глупости. Dомашние беседы / Пер. и коммент. П. К. Губера и М. М. Покровского. — М.: Гослитиздат, 1938. — 600 с.
  • Себастиан Брант. Корабль дураков; Эразм Роттердамский. Похвала глупости. Навозник гонится за орлом. Разговоры запросто; Письма тёмных людей; Ульрих фон Гуттен. Диалоги / Пер. с нем. и латинского. — М.: Художественная литература, 1971. — 768 с. — (Библиотека всемирной литературы). — 300 000 экз.
  • Эразм Роттердамский. Стихотворения; Иоанн Секунд. Поцелуи / Изд. подг. М. Л. Гаспаров, С. В. Шервинский, Ю. Ф. Шульц. — М.: Наука, 1983. — 320 с. — (Литературные памятники). — 100 000 экз.
  • Эразм Роттердамский. Философские произведения / Пер. и коммент. Ю. М. Каган. — М.: Наука, 1986. — 704 с. — (Памятники философской мысли). — 100 000 экз.

Кто же такой Эразм Роттердамский

Кратко об этом выдающемся человеке можно сказать следующее. Он был внебрачным сыном священника и дочери врача, и родился в пригороде Роттердама под названием Гауда. Отсюда его прозвище, как было принято в те времена. Так называли духовных лиц, преимущественно монахов – по имени и месту рождения. Поскольку родители его умерли рано, опекуны уговорили юношу принять постриг. Но поскольку это был не его выбор, то монашество тяжело далось будущему философу. Еще до принятия обетов он был знаком с античной классикой, которая поразила его воображение. Образование помогло ему изменить свою биографию. Одному из епископов требовался секретарь-латинист. Эразм смог занять это место и с помощью своего начальника оставить аскетическую жизнь. Тем не менее, он всегда отличался глубокой религиозностью. Эразм много путешествовал. У него появилась возможность учиться в Сорбонне. Там он делал вид, что изучает теологию, а на самом деле штудировал латинскую литературу. Эразм Роттердамский мечтал об исследовании Библии. Но для этого нужно было выучить греческий язык. Этим будущий философ занялся всерьез. Он также побывал в Англии, где познакомился с Томасом Мором, и с юмором и позитивом отзывался о тамошних обычаях.

Общественная деятельность

Эразм постоянно путешествовал между Нидерландами, Британией, Францией и Италией. В Турине он получил диплом доктора богословия и был радушно принят Папой Римским. В Оксфорде в 1506 году философа пригласили к преподавательской деятельности, но он отдал предпочтение Кембриджу, сделавшему похожее предложение. Выбор был сделан, исходя из того, что в последнем преподавал приятель Джон Фишер.

Джон Фишер

Эразм Роттердамский стал педагогом древнегреческого языка и учил студентов богословию. Для занятий он самостоятельно перевел и истолковал Новый Завет. В этом заключалось новаторство исследователя, раскритиковавшего привычный подход к религиозному тексту. В 1511 году Роттердамского назначили профессором Кембриджа, а спустя 2 года он уехал в Германию. Затем последовал визит в Великобританию и Швейцарию, где по протекции Карла Испанского философ стал советником короля. Ученый продолжал привычную работу и неустанно путешествовал.

Отдельное место в истории гуманизма занимает вклад Эразма Роттердамского. Он обладал безупречной репутацией и авторитетом в обществе. Единственным человеком, удостоившимся такой же славы, был Вольтер, чьи произведения были на пике популярности во 2-й половине 18 века. Слава Роттердамского гремела на всю Европу.

Ученый Эразм Роттердамский

Он состоял в переписке с правителями разных стран, папами и кардиналами, поддерживал добрые отношения с государственными мужами. Благодаря расположению сильных мира сего он мог стать кардиналом, получать пенсию от баварского правительства в случае предпочтения Нюрнберга для постоянного места жительства.

Авторитет Роттердамского был велик: к нему приходили за советом высокопоставленные чиновники и управленцы. Он отвечал на вопросы научного, политического и философского характера. Как истинный гуманист, Эразм Роттердамский придерживался идей о научном духе, радеющем за исследования и истинное знание.

Лечение ГПОД лечение без операции

Театр

На театральной сцене Леонид оказался еще на 1-м курсе. В Щукинском училище существовала практика – давать студентам небольшие роли в постановках, поэтому Бичевина задействовали в спектакле «Ревизор» именитого режиссера Римаса Туминаса, что, естественно, благотворно повлияло на дальнейшую творческую биографию Леонида.

Он тогда даже не представлял, насколько сильно ему повезло сыграть в подобном проекте, о сотрудничестве с популярным режиссером мечтали даже знаменитые и состоявшиеся актеры театра.

Большое впечатление на Леонида произвел артист Сергей Маковецкий, который также был задействован в спектакле. В глазах парня он был подобен богу театральной сцены, потому начинающий артист был одновременно в шоке и восторге от возможности сыграть с ним.

К слову, мать Бичевина, узнав о том, что ее сын сыграл с самим Маковецким, едва не упала в обморок. Именно тогда студент окончательно убедился в правильности своего выбора.

После окончания училища талантливого актера пригласили в труппу театра имени Е. Вахтангова. На его сцене Леонид сыграл в постановках «Али-Баба и сорок разбойников», «Сирано де Бержерак» и «Собака на сене». Он вновь встретился с режиссером Туминасом во время подготовки спектакля «Троил и Крессида», в котором Бичевину досталась центральная роль.

В разные годы сыграл на сцене театра им. Вахтангова во множестве спектаклях. Театр подарил ему не только бесценный опыт, но и друзей, учителей, которые собственным примером вдохновляли Леонида на покорение новых вершин.

Характеристика[править]

Ганс Гольбейн Младший. Портрет Эразма

Эразм принадлежит к старшему поколению германских гуманистов, поколению «рейхлиновскому», хотя и к числу младших представителей последнего (он был на 12 лет моложе Рейхлина); но по характеру своей литературной деятельности, по её сатирическому оттенку, он уже в значительной степени примыкает к гуманистам младшего, «гуттеновского» поколения. Впрочем, Э. нельзя отнести вполне ни к какой определенной группе гуманистов: он был «человек сам по себе», как характеризует его кто-то в «Письмах темных людей» (см. Гуттен).

Эразм, действительно, представляет собой особую, самостоятельную и вполне индивидуальную величину в среде германского гуманизма. Начать с того, что Эразм даже не был в строгом смысле германским гуманистом; его скорее можно назвать гуманистом европейским, международным. Германец по своей принадлежности к империи, голландец по крови и по месту рождения, Эразм менее всего был похож на голландца по своему подвижному, живому, сангвиническому темпераменту, и, может быть, именно потому так скоро отбился от своей родины, к которой никогда не обнаруживал никакого особенного влечения. Германия, с которой его связывало подданство «императору», и в которой он провел большую часть своей скитальческой жизни, не стала для него второй родиной; немецкий патриотизм, которым было одушевлено большинство германских гуманистов, остался совершенно чужд Э., как и вообще всякий патриотизм. Германия была в его глазах его родиной не более, чем Франция, где он провел несколько лучших лет своей жизни.

Сам Эразм относился вполне безразлично к своей национальности. «Меня называют батавом, — говорит он в одном из своих писем; — но лично я в этом не вполне уверен; очень может быть, что я голландец, но не надо забывать, что я родился в той части Голландии, которая гораздо ближе к Франции, чем к Германии». В другом месте он выражается о себе не менее характерным образом: «Я вовсе не хочу утверждать, что я — француз, но не нахожу нужным и отрицать этого». Можно сказать, что настоящей духовной родиной Э. был античный мир, где он чувствовал себя, действительно, как дома. Настоящим родным языком был для него латинский язык, которым он владел с легкостью античного римлянина; находили, что по-латыни он говорил гораздо лучше, чем на своем родном голландском наречии и на языках немецк. и французском. Характерно и то, что под конец жизни Эразм, после долгих скитаний по свету, избрал местом постоянной оседлости имперский город Базель, имевший, по своему географическому и политическому положению и по составу своего населения, международный, космополитический характер.

«Кинжал христианского воина»

То, что Эразм написал в юности, служило для него путеводной звездой всю жизнь. Название книги тоже имеет глубокий смысл. Эта метафора часто использовалась для обозначения условий жизни истинно верующего человека. Он должен каждый день идти в бой, сражаться за свои ценности, выступать против грехов и соблазнов. Для этого надо упростить христианство, чтобы оно стало понятно каждому. Освободить его от тяжелых схоластических одежд, скрывающих саму суть. Нужно вернуться к идеалам раннего христианства, понять, во что именно верили люди, создававшие первые общины. Нужно придерживаться строгих моральных правил, которые позволят вести совершенную жизнь и помогать другим. И, наконец, следует подражать самому Христу, чтобы быть способным реализовать идеи и заповеди Писания. А для этого необходимо правильно понять и истолковать Благую Весть, которую принес Спаситель, во всей ее простоте, без схоластических искажений и излишеств. В этом и заключается философия Христа.

Богослов

Эразм также впервые применил в широком масштабе научные приёмы работы в области богословия. Его критические издания Нового Завета и отцов Церкви положили основание научному богословию на Западе, вместо господствовавшей до тех пор схоластики. В частности, Эразм в значительной степени подготовил почву для протестантского богословия, не только своими изданиями богословских текстов, но отчасти также и некоторыми из своих богословских идей (например, своим учением о свободе воли).

Таким образом, Эразм, который, в особенности в позднейшую пору своей жизни, настойчиво открещивался от всякой солидарности как с Лютером, так и с другими церковными реформаторами, оказался, наперекор своему желанию, в роли одного из родоначальников протестантской догматики. В этом пункте литературно-научная деятельность Эразма соприкасается положительным образом с реформационным движением; но она соприкасается с последним также — и, быть может, в большей ещё степени — и отрицательным образом, поскольку в своих сатирических произведениях Эразм выступает изобличителем различных отрицательных сторон современной ему церковной действительности в католическом мире.

[править] Эразм, Лютер и зарождение протестантизма

Попытка нейтральности в дискуссии

Движение Мартина Лютера началось сразу же после публикации Нового Завета, и стало тяжелым испытанием для Эразма. Конфликт между европейским сообществом и римско-католической церковью стал настолько острым, что избежать призывов присоединиться к дискуссии стало невозможным. Эразм находился тогда на вершине славы и обе стороны неизбежно обращались к нему, требуя поддержки. Однако по своему характеру и привычкам, мыслитель противился мысли становиться на ту или другую сторону. Критикуя избыточность и глупость в церковных рядах, он всегда подчеркивал, что не чувствует враждебности к церковникам и не нападает на церковные учреждения, как таковые. Мир смеялся над сатирой Эразма, однако никто не ставил под сомнение тот плодотворный вклад, которым он зарекомендовал себя в глазах виднейших представителей церковного мира.

Несогласие с Лютером

Эразм с симпатией относился к основным положениям лютеранской критики церкви. Он уважал Лютера, а Лютер всегда подчеркивал свое восхищение знаниями Эразма. Лютер надеялся на поддержку Эразмом своей деятельности, которая, по его мнению, была не чем иным, как естественным продолжением его дела. Ранняя переписка свидетельствует увлечение Лютером всем тем, что Эразм сделал для установления разумных принципов христианства. В своих письмах большой протестант призывает мыслителя присоединиться к лютеранской партии. Эразм отказался, отметив, что, поступив так, он подорвал бы свой авторитет, как лидера движения за чистое знание, которое он считал своим жизненным призванием. По его словам, он может влиять на религиозные реформы только с позиции независимого ученого. Прямой в своих поступках Лютер расценил его колебания, как уклонение от ответственности, продиктованные или трусостью или нехваткой преданности. Однако Эразм испытывал страх перед изменением доктрины и придерживался мнения, что в ее рамках найдется достаточно места для самых дорогих для него изменений.

Вопрос свободы воли

Во время длительного спора Эразм дважды позволил себе высказаться по спорным вопросам доктрины, хотя такое поведение было несвойственно его характеру и репутации. Одной из острых тем стал вопрос свободы воли. В De libero arbitrio diatribe sive collatio, опубликованном в 1524 году, Эразм освещает взгляды лютеран по этому вопросу, одновременно трезво излагая мысли другой стороны. «Диатриба» не делает выводов и не призывает к действиям, ставших недостатками в глазах последователей Лютера. Лютер отвечает в 1525 году нападками на «Диатрибу» и на самого Эразма в De servo arbitrio, даже обвиняя его в том, что тот не христианин.

Тогда же начались общественные беспорядки, которых Эразм боялся, а Лютер считал неизбежными. Эразм был рад, что держался в стороне реформ, когда они привели к таким последствиям, однако его серьёзно упрекали в том, что именно он начал «трагедию» (которой называли протестантизм римо-католики).

Когда в 1529 году город Базель стало официально «реформированным», Эразм покинул свое тамошнее жилище и перебрался в имперский города Фрайбург.

Эразм Роттердамский и критика церкви

Эразм Роттердамский выступил с критикой католической церкви. Он считает, что обрядно-догматическая сторона католицизма заглушила главное в христианстве – его нравственный смысл. Он был присущ раннему христианству, которое не противостояло античной культуре, а являлось ее продолжением. Программа, так называемой, «философии Христа» была сформулирована еще молодым писателем в «Оружии христианского воина», где Священное писание трактуется, в первую очередь, как нравственное учение.

Критика Эразмом католицизма оказалась плодотворной почвой для развития идей Реформации, недаром, говорили, что Лютер высидел яйцо, которое снес Эразм.

Но через некоторое время обнаружилось принципиальное противоречие между мировоззрением Лютера и Эразма, протестантизмом и гуманизмом. Эразма насторожила, а затем оттолкнула фанатичность, жесткая догматичность Лютера и бесчеловечность учения о несвободе воли.

Обе стороны – католики и протестанты — ждали выступления знаменитого писателя в свою защиту. Он же уклонялся от однозначного ответа. Тогда и те, и другие обвинили его в измене и трусости. Однако уклончивость Эразма была принципиальным выражением его философской позиции. Ограниченность обеих религиозных программ не вмещала гуманистического содержания его мировоззрения.

Через два года после «Государя» Макиавелли, в 1516 году Эразм Роттердамский написал сочинение под названием «Воспитание христианского государя», где выступил с совершенно противоположных философских позиций. Идеальный государь не может быть безнравственным; Эразм Роттердамский представил его как честного, справедливого, миролюбивого слугу народа. По мнению автора, государю следует рассчитывать не на страх, а на любовь народа. Страх не уменьшит преступлений. Только любовь ведет к свободному подчинению закону. Тогда же Эразм Роттердамский написал антивоенный трактат «Жалоба мира, отовсюду изгнанного и повсюду сокрушенного».

Идеи великого гуманиста

Эразма Роттердамского отличала живость и подвижность, жизненный оптимизм, открытость и общительность, интерес к познанию нового. Он оказался одним из людей, которые не привязаны ни к одной стране. Он не чувствовал себя ни голландцем, каковым являлся по происхождению, ни германцем, каковы был по месту жительства и службы. Он признавал себя гражданином мира, одинаково относился ко всем странам. Он не придавал значения национальности человека, а наиболее близкими для себя по духу считал античные Грецию и Рим.

В течение всей жизни Эразм Роттердамский был верен собственным взглядам на устройство общества и религию, не стал сторонником ни одного из реформаторских движений в церкви. Цельность взглядов, стремление к миру и взаимному уважению сделали его великой фигурой, провозгласившей идеи истинного гуманизма.

Биграфия

Эразм Роттердамский появился на свет 28 октября 1469 (или 1467) года в городке Гауда (Gouda), предместье Роттердама (Rotterdam). Гауда находится на пересечении путей из Роттердама в Амстердам (Amsterdam) и из Утрехта (Utrecht) в Гаагу (Den Haag).

Отцом его был сыном богатых бюргеров, готовившимся к профессии священнослужителя. Любовь к незнатной девушке заставила оказаться от карьеры, однако влюбленные так и не поженились, и родившийся вне брака ребенок, нареченный Гергардом (Gerrit Gerritszoon), рос и воспитывался с матерью. Имя, данное при рождении, трансформировалось под влиянием латинского языка в Дезидерий Эразм. Добавление Роттердамский указывает на место, где жил мыслитель.

Эразм посещал начальную школу в родном городке, затем школу Герта Грота (Geert Groot) в Девентере (Deventer), где изучалась древняя литература. После того как в 13-летнем возрасте он потерял и отца, и мать, умерших во время эпидемии чумы, Эразм попадает в монастырь. Это произошло потому, что незаконнорожденный в те времена не мог надеяться занять какой-либо важный и денежный пост.

Эразм делает успехи, и его приглашают на службу секретарем, ведущим переписку господина на латинском языке, к епископу в городе Камбре (Cambrai) на севере Франции. А с 1493 года он уезжает в Париж и продолжает там свое образование до 1499 года

Важной вехой в биографии стало знакомство с лордом Маунтджоем (Mountjoy), который приглашает Эразма в совместное путешествие в Лондон. Там произошла встреча Эразма с великим философом-утопистом Томасом Мором (Thomas More), философом-богословом Джоном Колетом (John Colet), епископом Джоном Фишером (John Fisher)

Происходит встреча и с будущим королем Англии Генрихом VIII (Henry VIII). Начиная с этого времени завязывается многолетняя дружба и переписка нидерландского и английских мыслителей.

С 1499 года, после возвращения во Францию, Эразм путешествует: Орлеан (Orleans), Левен (Leuven), Роттердам. В 1505- 1506 годах сбылась мечта Эразма о странствиях по Италии: Турин (Turijn), Болонья (Bologna), Флоренция (Florence), Венеция (Venetië), Падуя (Padua), Рим (Rome). Его с восторгом приняли в университете города Турина, вручив диплом доктора богословия, его приветствовал сам Папа Римский (De Paus), разрешив носить одежду по правилам тех стран, в которых окажется Эразм.

ВАМ ПРИГОДЯТСЯ СТАТЬИ

Получив одновременно приглашение стать профессором в Оксфорде и Кембридже, Эразм предпочел Кембридж, так как руководил этим университетом его единомышленник Джон Фишер. Эразм преподает древнегреческий и богословие, опираясь на собственный перевод и толкование Нового Завета (Het Nieuwe Testament).

Такой подход к преподаванию богословия был новаторским, так как Эразм Роттердамский подверг критике богословов средневековья типа Фомы Аквинского (Thomas Van Aquino), которые цитируют Библию, не вдумываясь в смысл этой великой книги.

В 1513 году мыслитель переезжает в Германию, много путешествует по этой стране, в 1515 году возвращается в Англию, а в 1516 году поселяется в городе Базель (Basel) под покровительством Карла Испанского (Карла V Габсбурга; Carl Spaans, Keizer Karel V Van Habsburg). Философа принимают на должность советника короля с жалованьем в 400 флоринов. Такая должность позволяет много заниматься наукой, путешествовать: Эразм посещает Брюссель (Brussel), Антверпен (Antwerpen), Фрайбург (Freiburg) и др.

Эразм Роттердамский — краткая биография.

Под псевдонимом Эразм Роттердамский, а также Дезидерий известен Герхард Герхардс — голландский ученый, гуманист, крупнейшая фигура северного Возрождения, человек, получивший прозвище «князя гуманистов», филолог, богослов, писатель. Ему принадлежала заслуга подготовки первого издания оригинала Нового завета, снабженного комментариями. Именно с него начались попытки изучения текстов священных писаний как объекта критических исследований.

Эразм родился в 1469 г., 28 октября, в г. Гауда неподалеку от Роттердама и был незаконнорожденным сыном священника. После обучения в местной начальной школе он продолжал получать образование в Нертогенбосхе, школе, созданной общиной «Братья общей жизни». Статус незаконнорожденного и особенности характера привели его к решению связать судьбу с монастырем. В 1492 г. он действительно принял сан священника в Августинском монастыре.

Блестящие интеллектуальные способности, широкий круг познаний, превосходное владение латынью привлекли к себе внимание влиятельных людей, и благодаря этому Эразм Роттердамский смог покинуть монастырь к которому у него перестала лежать душа, работал секретарем у епископа Камбре. В 1495 г

покровитель направил его в Парижский университет для изучения богословия, и несколько лет он прожил во Франции. В 1499 г. предпринял поездку в Англию, читал в Оксфордском университете лекции.

Первым значительным сочинением Эразма Роттердамского стали «Адагии», изданные в 1500 г. Они представляли собой сборник изречений, поговорок, анекдотов, афоризмов, найденных им в сочинениях писателей античности и раннего христианства. Благодаря этой книге автор стал известен на всем континенте. Некоторое время Эразм Роттердамский не проживал на одном месте, а путешествовал, в частности, по французским городам.

В 1504 г. им была издана книга «Оружие христианского воина», в которой автор излагал главные принципы своей «философии Христа». По вероисповеданию Эразм Роттердамский оставался католиком, хотя его и считают предтечей Реформации. Он призывал к тому, чтобы священные христианские тексты были прочитаны по-новому, более углубленно, основываясь на научном подходе.

Предприняв очередную поездку в Англию, Эразм Роттердамский в 1505 г. отправился в Италию, где прожил два года. Там ему оказывали почести, ему благоволил сам Папа; в Туринском университете гуманист получил степень почетного доктора богословия. Третье путешествие в Англию ознаменовалось в творческой биографии Эразма Роттердамского написанием самого выдающегося произведения — сатиры «Похвала глупости». Публикация памфлета в 1509 г. выдвинула его в число авторитетнейших богословов своего времени. Его мнение в сфере гуманитарных наук было непререкаемым. Эразм Роттердамский состоял в переписке со многими выдающимися личностями; в течение нескольких лет преподавал греческий язык в Кембриджском университете.

В 1513 г. ученый уехал на два года в Германию, где путешествовал по разным городам, однако в 1515 г. снова направился в Англию. Благодаря тому, что Карл Испанский, император Священной Римской империи, сделал его королевским советником, не нагружая при этом какими-либо обязанностями, Эразм Роттердамский мог, не заботясь о материальном обеспечении, заниматься наукой еще более интенсивно. В то же время он еще не раз отправлялся в поездки, связав последние годы своей биографии с Базелем. В этом швейцарском городе им был опубликован целый ряд работ, среди которых — перевод на латынь Нового Завета. Начиная с 1524 г. появляются работы, в которых Эразм Роттердамский полемизирует с Мартином Лютером. Одной из сфер интересов гуманиста была педагогика, которой он также посвятил ряд работ; самыми известными из них считаются «Разговоры запросто» (работал над ними с 1519 по 1535 г.). Скончался Эразм Роттердамский в Базеле 12 июля 1536 г.

Филолог[править | править код]

Эразма вместе с Иоганном Рейхлином современники называли «двумя очами Германии». Подобно Рейхлину, Эразм — владевший латынью не хуже, чем своим родным языком, — много работал над собиранием рукописей классических авторов и над критическим изданием их сочинений. Наряду с Рейхлином, Эразм был одним из немногих в то время знатоков греческого языка и литературы. Об авторитете, которым пользовался Эразм в области греческой филологии, можно судить, например, по тому факту, что его мнение относительно способа произношения некоторых гласных греческой азбуки (эты и дифтонгов) получило всеобщее признание как в Германии, так и в некоторых других странах, наперекор укоренившейся традиции, поддерживавшейся авторитетом учителей-греков.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий

Эразм роттердамский

Литература

  • Ардашев П. Н. Эразм Роттердамский // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Маркиш С. П. Знакомство с Эразмом из Роттердама. — М.: Художественная литература, 1971. — 224 с. — 10 000 экз.
  • От Эразма Роттердамского до Бертрана Рассела (Проблемы буржуазного гуманизма и свободомыслия) / Ред. А. Л. Субботин . — М. : Мысль, 1969. — 303 с. — (Акад. обществ. наук при ЦК КПСС. Институт научного атеизма).
  • Смирин М. М. Эразм Роттердамский и реформационное движение в Германии: Очерки из истории гуманистической и реформационной мысли. — М.: Наука, 1978. — 236 с. — 4250 экз.
  • Хёйзинга Й. Культура Нидерландов в XVII веке. Эразм. Избранные письма. Рисунки. — СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2009. — 680 с. — ISBN 978-5-89059-128-9.
  • Эразм Роттердамский и его время: / Отв. ред. Л. С. Чиколини. — М.: Наука, 1989. — 280 с. — 25 000 экз. — ISBN 5-02-012716-7.
  • Тер-Аракельянц В. А. Эразм Роттердамский и Томас Мор против Эпикура //Гуманитарные и социально-экономические науки. 2016. № 2 (87). С. 41-45.

Организация воспитания и обучения​

Воспитание является целью, обучение средством. Главным в воспитании выступает правильно поставленное образование. Правильно поставленным образованием является классическое, в основе которого лежат латинский и древнегреческий языки и античная культура. Ребёнку надо дать раннее научное образование. Начинать нужно с 3 лет.

Обучать сначала языкам, к которым малый ребёнок очень восприимчив. Учить надо играя. Эразм предлагает различные игры для обучения чтению, письму, но предупреждает, чтобы игры не были излишне сложными

Особое внимание при обучении детей нужно уделять тренировке памяти, так как от неё зависят все дальнейшие успехи ребёнка в обучении. Требовал учитывать собственную активность и деятельность ребёнка

В процессе обучения ребёнок и воспитатель должны относиться друг к другу с любовью, поскольку «первый шаг в обучении есть любовь к учителю».

Эразм вновь открыл для мира такое явление, как мир ребёнка, мир детства. Многие педагогические взгляды Эразма были новаторскими для своего времени, и сохраняют значение по сей день. Его гуманистические идеи оказали большое влияние на теорию и практику педагогики.

Сатирик[править]

Из сатирических произведений Э., благодаря которым научно-литературная деятельность его получила широкое общественное значение и обусловила его выдающееся место не только в истории литературы, но и во всеобщей истории, особенно выдающееся значение имеет «Похвала Глупости» («Moriæ-Encomium, sive Stultitiæ Laus»). Это небольшое сочинение написано было Э., — по его собственным словам, от нечего делать — во время продолжительного, при тогдашних путях сообщения, переезда его из Италии в Англию в г. Сам Эразм смотрел на это свое произведение, как на литературную безделку, — но своей литературной знаменитостью и своим местом в истории он обязан этой безделке во всяком случае не в меньшей степени, чем своим многотомным учёным трудам. Большая часть последних, сослужив в свое время службу, давным-давно опочили в книгохранилищах, под толстым слоем вековой пыли, в то время как «Похвала Глупости» продолжает до сих пор читаться, сравнительно немногими в латинском подлиннике, но, можно сказать, всеми в переводах, имеющихся в настоящую пору на всех европейских языках (в том числе и на русском), и тысячи образованных людей продолжают зачитываться этой гениальной шуткой остроумнейшего из учёных и ученейшего из остроумных людей, каких только знает история всемирной литературы. Со времени появления печатного станка это был первый случай поистине колоссального успеха печатного произведения.

Напечатанная в первый раз в Париже в г., сатира Э. выдержала в несколько месяцев до семи изданий; всего при жизни Э. она была переиздана в разных местах не менее 40 раз. Изданный в г. дирекцией университетской библиотеки в Генте (Бельгия) «предварительный» и, следовательно, подлежащий дополнению список изданий сочинений Э. насчитывает для «Похвалы Глупости» более двухсот изданий (считая в том числе и переводы). Этот беспримерный успех объясняется многими обстоятельствами, между которыми громкое уже и тогда имя автора играло не последнюю роль; но главные его условия лежали в самом произведении, в удачном замысле и его блестящем выполнении. Э. пришла удачная мысль — взглянуть на окружающую его современную действительность, а также на все человечество, на весь мир с точки зрения глупости. Эта точка зрения, исходившая из такого общечеловеческого, присущего «всем временам и народам» свойства, как глупость, дала автору возможность, затрагивая массу животрепещущих вопросов современности, в то же время придать своим наблюдениям над окружающей действительностью характер всеобщности и принципиальности, осветить частное и единичное, случайное и временное с точки зрения всеобщего, постоянного, закономерного, нарисовать сатирический портрет всего человечества. Этот общечеловеческий характер, являясь одной из привлекательных сторон произведения Э., для современных автору читателей, в то же время предохранил его от забвения в будущем. Благодаря именно ему, «Похвала Глупости» заняла место в ряду нестареющих произведений человеческого слова — не в силу художественной красоты формы, а вследствие присутствия того общечеловеческого элемента, который делает его понятным и интересным для всякого человека, к какому бы времени, к какой бы нации, к какому бы слою общества он ни принадлежал. Читая сатиру Э., иногда невольно забываешь, что она написана четыреста лет тому назад, до такой степени она свежа, жизненна и современна.

Господствующий тон сатиры Э. — юмористический, а не саркастический. Смех Э. проникнут в основном благодушным юмором, часто тонкой иронией, почти никогда — бичующим сарказмом. В сатирике чувствуется не столько негодующий моралист с нахмуренным челом и пессимистическим взглядом на окружающие, сколько жизнерадостный гуманист, взирающий на жизнь с оптимистическим благодушием и в отрицательных её сторонах видящий преимущественно предлог для того, чтобы от души посмеяться и побалагурить. По форме своей «Похвала Глупости» представляет собой пародию на панегирик — форму, в то время пользовавшуюся большой популярностью; оригинальным является здесь лишь то, что панегирик в данном случае произносится не от лица автора или другого постороннего оратора, а влагается в уста самой олицетворенной глупости.

Издания на русском языке

  • Роттердамский Эразм. Похвальное слово Глупости / Пер. и коммент. П. К. Губера. — .—.: Academia, 1931. — 240 с. — (Сокровища мировой литературы). — 5300 экз.
  • Эразм Роттердамский. Похвальное слово глупости. Dомашние беседы / Пер. и коммент. П. К. Губера и М. М. Покровского. — М.: Гослитиздат, 1938. — 600 с.
  • Себастиан Брант. Корабль дураков; Эразм Роттердамский. Похвала глупости. Навозник гонится за орлом. Разговоры запросто; Письма тёмных людей; Ульрих фон Гуттен. Диалоги / Пер. с нем. и латинского. — М.: Художественная литература, 1971. — 768 с. — (Библиотека всемирной литературы). — 300 000 экз.
  • Эразм Роттердамский. Стихотворения; Иоанн Секунд. Поцелуи / Изд. подг. М. Л. Гаспаров, С. В. Шервинский, Ю. Ф. Шульц. — М.: Наука, 1983. — 320 с. — (Литературные памятники). — 100 000 экз.
  • Эразм Роттердамский. Философские произведения / Пер. и коммент. Ю. М. Каган. — М.: Наука, 1986. — 704 с. — (Памятники философской мысли). — 100 000 экз.

Кто же такой Эразм Роттердамский

Кратко об этом выдающемся человеке можно сказать следующее. Он был внебрачным сыном священника и дочери врача, и родился в пригороде Роттердама под названием Гауда. Отсюда его прозвище, как было принято в те времена. Так называли духовных лиц, преимущественно монахов – по имени и месту рождения. Поскольку родители его умерли рано, опекуны уговорили юношу принять постриг. Но поскольку это был не его выбор, то монашество тяжело далось будущему философу. Еще до принятия обетов он был знаком с античной классикой, которая поразила его воображение. Образование помогло ему изменить свою биографию. Одному из епископов требовался секретарь-латинист. Эразм смог занять это место и с помощью своего начальника оставить аскетическую жизнь. Тем не менее, он всегда отличался глубокой религиозностью. Эразм много путешествовал. У него появилась возможность учиться в Сорбонне. Там он делал вид, что изучает теологию, а на самом деле штудировал латинскую литературу. Эразм Роттердамский мечтал об исследовании Библии. Но для этого нужно было выучить греческий язык. Этим будущий философ занялся всерьез. Он также побывал в Англии, где познакомился с Томасом Мором, и с юмором и позитивом отзывался о тамошних обычаях.

Общественная деятельность

Эразм постоянно путешествовал между Нидерландами, Британией, Францией и Италией. В Турине он получил диплом доктора богословия и был радушно принят Папой Римским. В Оксфорде в 1506 году философа пригласили к преподавательской деятельности, но он отдал предпочтение Кембриджу, сделавшему похожее предложение. Выбор был сделан, исходя из того, что в последнем преподавал приятель Джон Фишер.

Джон Фишер

Эразм Роттердамский стал педагогом древнегреческого языка и учил студентов богословию. Для занятий он самостоятельно перевел и истолковал Новый Завет. В этом заключалось новаторство исследователя, раскритиковавшего привычный подход к религиозному тексту. В 1511 году Роттердамского назначили профессором Кембриджа, а спустя 2 года он уехал в Германию. Затем последовал визит в Великобританию и Швейцарию, где по протекции Карла Испанского философ стал советником короля. Ученый продолжал привычную работу и неустанно путешествовал.

Отдельное место в истории гуманизма занимает вклад Эразма Роттердамского. Он обладал безупречной репутацией и авторитетом в обществе. Единственным человеком, удостоившимся такой же славы, был Вольтер, чьи произведения были на пике популярности во 2-й половине 18 века. Слава Роттердамского гремела на всю Европу.

Ученый Эразм Роттердамский

Он состоял в переписке с правителями разных стран, папами и кардиналами, поддерживал добрые отношения с государственными мужами. Благодаря расположению сильных мира сего он мог стать кардиналом, получать пенсию от баварского правительства в случае предпочтения Нюрнберга для постоянного места жительства.

Авторитет Роттердамского был велик: к нему приходили за советом высокопоставленные чиновники и управленцы. Он отвечал на вопросы научного, политического и философского характера. Как истинный гуманист, Эразм Роттердамский придерживался идей о научном духе, радеющем за исследования и истинное знание.

Лечение ГПОД лечение без операции

Театр

На театральной сцене Леонид оказался еще на 1-м курсе. В Щукинском училище существовала практика – давать студентам небольшие роли в постановках, поэтому Бичевина задействовали в спектакле «Ревизор» именитого режиссера Римаса Туминаса, что, естественно, благотворно повлияло на дальнейшую творческую биографию Леонида.

Он тогда даже не представлял, насколько сильно ему повезло сыграть в подобном проекте, о сотрудничестве с популярным режиссером мечтали даже знаменитые и состоявшиеся актеры театра.

Большое впечатление на Леонида произвел артист Сергей Маковецкий, который также был задействован в спектакле. В глазах парня он был подобен богу театральной сцены, потому начинающий артист был одновременно в шоке и восторге от возможности сыграть с ним.

К слову, мать Бичевина, узнав о том, что ее сын сыграл с самим Маковецким, едва не упала в обморок. Именно тогда студент окончательно убедился в правильности своего выбора.

После окончания училища талантливого актера пригласили в труппу театра имени Е. Вахтангова. На его сцене Леонид сыграл в постановках «Али-Баба и сорок разбойников», «Сирано де Бержерак» и «Собака на сене». Он вновь встретился с режиссером Туминасом во время подготовки спектакля «Троил и Крессида», в котором Бичевину досталась центральная роль.

В разные годы сыграл на сцене театра им. Вахтангова во множестве спектаклях. Театр подарил ему не только бесценный опыт, но и друзей, учителей, которые собственным примером вдохновляли Леонида на покорение новых вершин.

Характеристика[править]

Ганс Гольбейн Младший. Портрет Эразма

Эразм принадлежит к старшему поколению германских гуманистов, поколению «рейхлиновскому», хотя и к числу младших представителей последнего (он был на 12 лет моложе Рейхлина); но по характеру своей литературной деятельности, по её сатирическому оттенку, он уже в значительной степени примыкает к гуманистам младшего, «гуттеновского» поколения. Впрочем, Э. нельзя отнести вполне ни к какой определенной группе гуманистов: он был «человек сам по себе», как характеризует его кто-то в «Письмах темных людей» (см. Гуттен).

Эразм, действительно, представляет собой особую, самостоятельную и вполне индивидуальную величину в среде германского гуманизма. Начать с того, что Эразм даже не был в строгом смысле германским гуманистом; его скорее можно назвать гуманистом европейским, международным. Германец по своей принадлежности к империи, голландец по крови и по месту рождения, Эразм менее всего был похож на голландца по своему подвижному, живому, сангвиническому темпераменту, и, может быть, именно потому так скоро отбился от своей родины, к которой никогда не обнаруживал никакого особенного влечения. Германия, с которой его связывало подданство «императору», и в которой он провел большую часть своей скитальческой жизни, не стала для него второй родиной; немецкий патриотизм, которым было одушевлено большинство германских гуманистов, остался совершенно чужд Э., как и вообще всякий патриотизм. Германия была в его глазах его родиной не более, чем Франция, где он провел несколько лучших лет своей жизни.

Сам Эразм относился вполне безразлично к своей национальности. «Меня называют батавом, — говорит он в одном из своих писем; — но лично я в этом не вполне уверен; очень может быть, что я голландец, но не надо забывать, что я родился в той части Голландии, которая гораздо ближе к Франции, чем к Германии». В другом месте он выражается о себе не менее характерным образом: «Я вовсе не хочу утверждать, что я — француз, но не нахожу нужным и отрицать этого». Можно сказать, что настоящей духовной родиной Э. был античный мир, где он чувствовал себя, действительно, как дома. Настоящим родным языком был для него латинский язык, которым он владел с легкостью античного римлянина; находили, что по-латыни он говорил гораздо лучше, чем на своем родном голландском наречии и на языках немецк. и французском. Характерно и то, что под конец жизни Эразм, после долгих скитаний по свету, избрал местом постоянной оседлости имперский город Базель, имевший, по своему географическому и политическому положению и по составу своего населения, международный, космополитический характер.

«Кинжал христианского воина»

То, что Эразм написал в юности, служило для него путеводной звездой всю жизнь. Название книги тоже имеет глубокий смысл. Эта метафора часто использовалась для обозначения условий жизни истинно верующего человека. Он должен каждый день идти в бой, сражаться за свои ценности, выступать против грехов и соблазнов. Для этого надо упростить христианство, чтобы оно стало понятно каждому. Освободить его от тяжелых схоластических одежд, скрывающих саму суть. Нужно вернуться к идеалам раннего христианства, понять, во что именно верили люди, создававшие первые общины. Нужно придерживаться строгих моральных правил, которые позволят вести совершенную жизнь и помогать другим. И, наконец, следует подражать самому Христу, чтобы быть способным реализовать идеи и заповеди Писания. А для этого необходимо правильно понять и истолковать Благую Весть, которую принес Спаситель, во всей ее простоте, без схоластических искажений и излишеств. В этом и заключается философия Христа.

Богослов

Эразм также впервые применил в широком масштабе научные приёмы работы в области богословия. Его критические издания Нового Завета и отцов Церкви положили основание научному богословию на Западе, вместо господствовавшей до тех пор схоластики. В частности, Эразм в значительной степени подготовил почву для протестантского богословия, не только своими изданиями богословских текстов, но отчасти также и некоторыми из своих богословских идей (например, своим учением о свободе воли).

Таким образом, Эразм, который, в особенности в позднейшую пору своей жизни, настойчиво открещивался от всякой солидарности как с Лютером, так и с другими церковными реформаторами, оказался, наперекор своему желанию, в роли одного из родоначальников протестантской догматики. В этом пункте литературно-научная деятельность Эразма соприкасается положительным образом с реформационным движением; но она соприкасается с последним также — и, быть может, в большей ещё степени — и отрицательным образом, поскольку в своих сатирических произведениях Эразм выступает изобличителем различных отрицательных сторон современной ему церковной действительности в католическом мире.

[править] Эразм, Лютер и зарождение протестантизма

Попытка нейтральности в дискуссии

Движение Мартина Лютера началось сразу же после публикации Нового Завета, и стало тяжелым испытанием для Эразма. Конфликт между европейским сообществом и римско-католической церковью стал настолько острым, что избежать призывов присоединиться к дискуссии стало невозможным. Эразм находился тогда на вершине славы и обе стороны неизбежно обращались к нему, требуя поддержки. Однако по своему характеру и привычкам, мыслитель противился мысли становиться на ту или другую сторону. Критикуя избыточность и глупость в церковных рядах, он всегда подчеркивал, что не чувствует враждебности к церковникам и не нападает на церковные учреждения, как таковые. Мир смеялся над сатирой Эразма, однако никто не ставил под сомнение тот плодотворный вклад, которым он зарекомендовал себя в глазах виднейших представителей церковного мира.

Несогласие с Лютером

Эразм с симпатией относился к основным положениям лютеранской критики церкви. Он уважал Лютера, а Лютер всегда подчеркивал свое восхищение знаниями Эразма. Лютер надеялся на поддержку Эразмом своей деятельности, которая, по его мнению, была не чем иным, как естественным продолжением его дела. Ранняя переписка свидетельствует увлечение Лютером всем тем, что Эразм сделал для установления разумных принципов христианства. В своих письмах большой протестант призывает мыслителя присоединиться к лютеранской партии. Эразм отказался, отметив, что, поступив так, он подорвал бы свой авторитет, как лидера движения за чистое знание, которое он считал своим жизненным призванием. По его словам, он может влиять на религиозные реформы только с позиции независимого ученого. Прямой в своих поступках Лютер расценил его колебания, как уклонение от ответственности, продиктованные или трусостью или нехваткой преданности. Однако Эразм испытывал страх перед изменением доктрины и придерживался мнения, что в ее рамках найдется достаточно места для самых дорогих для него изменений.

Вопрос свободы воли

Во время длительного спора Эразм дважды позволил себе высказаться по спорным вопросам доктрины, хотя такое поведение было несвойственно его характеру и репутации. Одной из острых тем стал вопрос свободы воли. В De libero arbitrio diatribe sive collatio, опубликованном в 1524 году, Эразм освещает взгляды лютеран по этому вопросу, одновременно трезво излагая мысли другой стороны. «Диатриба» не делает выводов и не призывает к действиям, ставших недостатками в глазах последователей Лютера. Лютер отвечает в 1525 году нападками на «Диатрибу» и на самого Эразма в De servo arbitrio, даже обвиняя его в том, что тот не христианин.

Тогда же начались общественные беспорядки, которых Эразм боялся, а Лютер считал неизбежными. Эразм был рад, что держался в стороне реформ, когда они привели к таким последствиям, однако его серьёзно упрекали в том, что именно он начал «трагедию» (которой называли протестантизм римо-католики).

Когда в 1529 году город Базель стало официально «реформированным», Эразм покинул свое тамошнее жилище и перебрался в имперский города Фрайбург.

Эразм Роттердамский и критика церкви

Эразм Роттердамский выступил с критикой католической церкви. Он считает, что обрядно-догматическая сторона католицизма заглушила главное в христианстве – его нравственный смысл. Он был присущ раннему христианству, которое не противостояло античной культуре, а являлось ее продолжением. Программа, так называемой, «философии Христа» была сформулирована еще молодым писателем в «Оружии христианского воина», где Священное писание трактуется, в первую очередь, как нравственное учение.

Критика Эразмом католицизма оказалась плодотворной почвой для развития идей Реформации, недаром, говорили, что Лютер высидел яйцо, которое снес Эразм.

Но через некоторое время обнаружилось принципиальное противоречие между мировоззрением Лютера и Эразма, протестантизмом и гуманизмом. Эразма насторожила, а затем оттолкнула фанатичность, жесткая догматичность Лютера и бесчеловечность учения о несвободе воли.

Обе стороны – католики и протестанты — ждали выступления знаменитого писателя в свою защиту. Он же уклонялся от однозначного ответа. Тогда и те, и другие обвинили его в измене и трусости. Однако уклончивость Эразма была принципиальным выражением его философской позиции. Ограниченность обеих религиозных программ не вмещала гуманистического содержания его мировоззрения.

Через два года после «Государя» Макиавелли, в 1516 году Эразм Роттердамский написал сочинение под названием «Воспитание христианского государя», где выступил с совершенно противоположных философских позиций. Идеальный государь не может быть безнравственным; Эразм Роттердамский представил его как честного, справедливого, миролюбивого слугу народа. По мнению автора, государю следует рассчитывать не на страх, а на любовь народа. Страх не уменьшит преступлений. Только любовь ведет к свободному подчинению закону. Тогда же Эразм Роттердамский написал антивоенный трактат «Жалоба мира, отовсюду изгнанного и повсюду сокрушенного».

Идеи великого гуманиста

Эразма Роттердамского отличала живость и подвижность, жизненный оптимизм, открытость и общительность, интерес к познанию нового. Он оказался одним из людей, которые не привязаны ни к одной стране. Он не чувствовал себя ни голландцем, каковым являлся по происхождению, ни германцем, каковы был по месту жительства и службы. Он признавал себя гражданином мира, одинаково относился ко всем странам. Он не придавал значения национальности человека, а наиболее близкими для себя по духу считал античные Грецию и Рим.

В течение всей жизни Эразм Роттердамский был верен собственным взглядам на устройство общества и религию, не стал сторонником ни одного из реформаторских движений в церкви. Цельность взглядов, стремление к миру и взаимному уважению сделали его великой фигурой, провозгласившей идеи истинного гуманизма.

Биграфия

Эразм Роттердамский появился на свет 28 октября 1469 (или 1467) года в городке Гауда (Gouda), предместье Роттердама (Rotterdam). Гауда находится на пересечении путей из Роттердама в Амстердам (Amsterdam) и из Утрехта (Utrecht) в Гаагу (Den Haag).

Отцом его был сыном богатых бюргеров, готовившимся к профессии священнослужителя. Любовь к незнатной девушке заставила оказаться от карьеры, однако влюбленные так и не поженились, и родившийся вне брака ребенок, нареченный Гергардом (Gerrit Gerritszoon), рос и воспитывался с матерью. Имя, данное при рождении, трансформировалось под влиянием латинского языка в Дезидерий Эразм. Добавление Роттердамский указывает на место, где жил мыслитель.

Эразм посещал начальную школу в родном городке, затем школу Герта Грота (Geert Groot) в Девентере (Deventer), где изучалась древняя литература. После того как в 13-летнем возрасте он потерял и отца, и мать, умерших во время эпидемии чумы, Эразм попадает в монастырь. Это произошло потому, что незаконнорожденный в те времена не мог надеяться занять какой-либо важный и денежный пост.

Эразм делает успехи, и его приглашают на службу секретарем, ведущим переписку господина на латинском языке, к епископу в городе Камбре (Cambrai) на севере Франции. А с 1493 года он уезжает в Париж и продолжает там свое образование до 1499 года

Важной вехой в биографии стало знакомство с лордом Маунтджоем (Mountjoy), который приглашает Эразма в совместное путешествие в Лондон. Там произошла встреча Эразма с великим философом-утопистом Томасом Мором (Thomas More), философом-богословом Джоном Колетом (John Colet), епископом Джоном Фишером (John Fisher)

Происходит встреча и с будущим королем Англии Генрихом VIII (Henry VIII). Начиная с этого времени завязывается многолетняя дружба и переписка нидерландского и английских мыслителей.

С 1499 года, после возвращения во Францию, Эразм путешествует: Орлеан (Orleans), Левен (Leuven), Роттердам. В 1505- 1506 годах сбылась мечта Эразма о странствиях по Италии: Турин (Turijn), Болонья (Bologna), Флоренция (Florence), Венеция (Venetië), Падуя (Padua), Рим (Rome). Его с восторгом приняли в университете города Турина, вручив диплом доктора богословия, его приветствовал сам Папа Римский (De Paus), разрешив носить одежду по правилам тех стран, в которых окажется Эразм.

ВАМ ПРИГОДЯТСЯ СТАТЬИ

Получив одновременно приглашение стать профессором в Оксфорде и Кембридже, Эразм предпочел Кембридж, так как руководил этим университетом его единомышленник Джон Фишер. Эразм преподает древнегреческий и богословие, опираясь на собственный перевод и толкование Нового Завета (Het Nieuwe Testament).

Такой подход к преподаванию богословия был новаторским, так как Эразм Роттердамский подверг критике богословов средневековья типа Фомы Аквинского (Thomas Van Aquino), которые цитируют Библию, не вдумываясь в смысл этой великой книги.

В 1513 году мыслитель переезжает в Германию, много путешествует по этой стране, в 1515 году возвращается в Англию, а в 1516 году поселяется в городе Базель (Basel) под покровительством Карла Испанского (Карла V Габсбурга; Carl Spaans, Keizer Karel V Van Habsburg). Философа принимают на должность советника короля с жалованьем в 400 флоринов. Такая должность позволяет много заниматься наукой, путешествовать: Эразм посещает Брюссель (Brussel), Антверпен (Antwerpen), Фрайбург (Freiburg) и др.

Эразм Роттердамский — краткая биография.

Под псевдонимом Эразм Роттердамский, а также Дезидерий известен Герхард Герхардс — голландский ученый, гуманист, крупнейшая фигура северного Возрождения, человек, получивший прозвище «князя гуманистов», филолог, богослов, писатель. Ему принадлежала заслуга подготовки первого издания оригинала Нового завета, снабженного комментариями. Именно с него начались попытки изучения текстов священных писаний как объекта критических исследований.

Эразм родился в 1469 г., 28 октября, в г. Гауда неподалеку от Роттердама и был незаконнорожденным сыном священника. После обучения в местной начальной школе он продолжал получать образование в Нертогенбосхе, школе, созданной общиной «Братья общей жизни». Статус незаконнорожденного и особенности характера привели его к решению связать судьбу с монастырем. В 1492 г. он действительно принял сан священника в Августинском монастыре.

Блестящие интеллектуальные способности, широкий круг познаний, превосходное владение латынью привлекли к себе внимание влиятельных людей, и благодаря этому Эразм Роттердамский смог покинуть монастырь к которому у него перестала лежать душа, работал секретарем у епископа Камбре. В 1495 г

покровитель направил его в Парижский университет для изучения богословия, и несколько лет он прожил во Франции. В 1499 г. предпринял поездку в Англию, читал в Оксфордском университете лекции.

Первым значительным сочинением Эразма Роттердамского стали «Адагии», изданные в 1500 г. Они представляли собой сборник изречений, поговорок, анекдотов, афоризмов, найденных им в сочинениях писателей античности и раннего христианства. Благодаря этой книге автор стал известен на всем континенте. Некоторое время Эразм Роттердамский не проживал на одном месте, а путешествовал, в частности, по французским городам.

В 1504 г. им была издана книга «Оружие христианского воина», в которой автор излагал главные принципы своей «философии Христа». По вероисповеданию Эразм Роттердамский оставался католиком, хотя его и считают предтечей Реформации. Он призывал к тому, чтобы священные христианские тексты были прочитаны по-новому, более углубленно, основываясь на научном подходе.

Предприняв очередную поездку в Англию, Эразм Роттердамский в 1505 г. отправился в Италию, где прожил два года. Там ему оказывали почести, ему благоволил сам Папа; в Туринском университете гуманист получил степень почетного доктора богословия. Третье путешествие в Англию ознаменовалось в творческой биографии Эразма Роттердамского написанием самого выдающегося произведения — сатиры «Похвала глупости». Публикация памфлета в 1509 г. выдвинула его в число авторитетнейших богословов своего времени. Его мнение в сфере гуманитарных наук было непререкаемым. Эразм Роттердамский состоял в переписке со многими выдающимися личностями; в течение нескольких лет преподавал греческий язык в Кембриджском университете.

В 1513 г. ученый уехал на два года в Германию, где путешествовал по разным городам, однако в 1515 г. снова направился в Англию. Благодаря тому, что Карл Испанский, император Священной Римской империи, сделал его королевским советником, не нагружая при этом какими-либо обязанностями, Эразм Роттердамский мог, не заботясь о материальном обеспечении, заниматься наукой еще более интенсивно. В то же время он еще не раз отправлялся в поездки, связав последние годы своей биографии с Базелем. В этом швейцарском городе им был опубликован целый ряд работ, среди которых — перевод на латынь Нового Завета. Начиная с 1524 г. появляются работы, в которых Эразм Роттердамский полемизирует с Мартином Лютером. Одной из сфер интересов гуманиста была педагогика, которой он также посвятил ряд работ; самыми известными из них считаются «Разговоры запросто» (работал над ними с 1519 по 1535 г.). Скончался Эразм Роттердамский в Базеле 12 июля 1536 г.

Филолог[править | править код]

Эразма вместе с Иоганном Рейхлином современники называли «двумя очами Германии». Подобно Рейхлину, Эразм — владевший латынью не хуже, чем своим родным языком, — много работал над собиранием рукописей классических авторов и над критическим изданием их сочинений. Наряду с Рейхлином, Эразм был одним из немногих в то время знатоков греческого языка и литературы. Об авторитете, которым пользовался Эразм в области греческой филологии, можно судить, например, по тому факту, что его мнение относительно способа произношения некоторых гласных греческой азбуки (эты и дифтонгов) получило всеобщее признание как в Германии, так и в некоторых других странах, наперекор укоренившейся традиции, поддерживавшейся авторитетом учителей-греков.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий