Отважный воин-поэт или разбойник: кем был салават юлаев?

Весть о пугачевском восстании

В 1772 году по Поволжью и Уралу прошлись слухи о том, что прежний император Петр III выжил после долгого заточения и собирает войска, чтобы вернуть себе трон. Этим человеком на самом деле был Емельян Пугачев – беглый донской казак, авантюрист. История России уже знала много самозванцев. Так, например, в Смутное время страну заполонили проходимцы, называвшие себя царевичем Дмитрием – сыном Ивана Грозного. Первому из них даже удалось захватить Москву (правда, не без помощи польских денег и войск). Другие Лжедмитрии были не так удачливы.

Пугачев же угадал со своим «признанием». В 70-е годы и на Урале, и в Поволжье зрело недовольство властью. Причем оно было распространено среди самых разных социальных слоев. Крепостные крестьяне не хотели мириться со своим бесправным положением по отношению к дворянам, которые могли использовать их как расходный материал. Кроме того, холопы не имели права даже пожаловаться на своих владельцев, что было подтверждено даже законодательно — специальным указом Екатерины.

Для того чтобы развивать промышленность на Урале, нужны были рабочие руки. Поэтому незадолго до появления Пугачева вышел указ, согласно которому крепостные теперь должны были трудиться не только на земле барина, но и строить фабрики. Их еще называли горнозаводскими крестьянами.

Недовольны были и национальные меншинства, чьи интересы ущемлялись в угоду промышленникам. Салават Юлаев, биография которого позволяет понять, что он также подпадает под такое описание, был среди тех, кто не хотел мириться с подобным положением дел.

Наконец, Пугачев опирался на казаков. В отличие от крестьян они были настоящей военной силой. Вся их жизнь проходила в сражениях или дежурстве на границе. Именно с казаками Пугачев начал свою военную кампанию против власти. В сентябре 1773 года он осадил Оренбург – крупнейший город в этом регионе.

Смотреть галерею

Идея башкирского восстания

«Неужели-то проклятая сволочь не образумится? Ведь не Пугачев важен, да важно всеобщее негодование», — писал генерал А. Бибиков литератору Д

Фонвизину. Действительно, всеобщее негодование охватило все слои населения: крепостные крестьяне стонали под рабством, в которое они были окончательно ввергнуты вольностями, дарованными дворянству Екатериной II; горнозаводские рабочие — под тяжким игом подневольного труда; поволжские инородцы — татары, чуваши, марийцы, удмурты — страдали от национального угнетения. Однако не они были движущей силой, движения.

Секретарь Пугачевской военной коллегии Алексей Дубровский на допросе показывал: «Во всем возмущении и начатии дела состоят причиною яицкие казаки, которые, сообщась заедино думою с башкирцами, хотели отменить учиненную якобы им обиду от бояр…».

Чем были недовольны башкиры? Стремительная индустриализация, охватившая край, больно ударила по их интересам. В результате прямых конфискаций и неравноправных сделок, совершенных под административным давлением оренбургских губернаторов, башкиры лишились миллионов десятин земли и лесных угодий. К тому же еще не зажили раны прежних восстаний.

Писатель и этнограф XIX века Филипп Нефедов на примере отца Салавата Юлая Азналина, старшины Шайтан-Кудейской волости, описал настроения башкирской знати накануне восстания: «Юлай был вотчинник, человек богатый, умный и влиятельный <…>. Местные власти относились к башкирскому старшине с доверием; недаром же Юлай участвовал в погоне за калмыками и ходил в Польшу усмирять польских конфедератов <…>. Но башкирский старшина в действительности далеко не был тем, чем он так искусно умел казаться. На глазах у Юлая пылали башкирские селения, разорялся край; у него самого купцом Твердышевым отнята земля под Симский завод <…>. Истый башкир, горячо любивший родину, Юлай не мог оставаться равнодушным зрителем; он маскировал свои чувства, но в душе оставался недоволен и таил месть. От такого отца родился Салават».

Относительно истинного происхождения Пугачева башкиры ничуть не заблуждались. После войны сотник Бала-Катайской волости Упак Абзанов на допросе показывал: «Зная, что Пугачев из злейших разбойник, башкирские старшины повиновались ему единственно льстясь лестным его обещанием, что он может возвратить в здешних местах заселившую землю и что господ никого не будет, а всякий сделается самовластным», т. е. свободным и равноправным.

Башкирские воины. Худ. А.О. Орловский (posredi.ru)

Лик Салавата

Факты биографии и боевого пути Салавата известны благодаря архивным документам, по которым трудно реконструировать его личность. Пушкин охарактеризовал его «свирепым Салаватом». Гораздо больше в этом отношении дают очерки историка и краеведа Руфа Игнатьева (1818—1886), а также уроженцев Урала писателей Филиппа Нефедова (1832—1902) и Дмитрия Мамина-Сибиряка (1852—1912), которые писали, что называется по горячим следам, когда были живы, если не сами пугачевцы, то их дети и внуки. Именно поэтому их характеристики являются слепками с того образа Салавата, который сформировался в народном сознании и который, как нам кажется, наиболее близок к своему прототипу.

Филипп Нефедов писал: «…Мысль об освобождении родины не давала ему покоя и звала на дело, манила на подвиг. Освободить Родину! Сколько чарующего, обаятельного для многих умов в этой мысли; но выступить борцом за ее осуществление мог только поэт, каким был Салават. В своем религиозно-поэтическом настроении он не раз слышал самого Бога, повелевавшего ему восстать на врагов и освободить Родину».

В свое время Мустай Карим и Расул Гамзатов, народные поэты Башкортостана и Дагестана, воспевая образы героев своих народов, сравнивали друг с другом Салавата Юлаева и имама Шамиля. Однако мысль о схожести образов вождя горцев и вождя башкир впервые была высказана еще в XIX веке Руфом Игнатьевым, который, прослушав ряд песен и былин о Салавате, сделал вывод, что «это был батыр, посланник Аллаха и патриот, вроде какого-нибудь Кази-муллы или Шамиля <…>. Пытки, наказания кнутом и ссылка придали Салавату эпитет мученика».

Таким образом, культ Салавата сформировался у башкир еще в XIX веке, хотя он не был самым знаменитым предводителем в период Пугачевщины, не говоря уже о вождях предыдущих башкирских восстаний XVII—XVIII веков. Ореол мученика, пострадавшего за весь народ, затмил собой образы остальных батыров прошлого. Мамин-Сибиряк в своих «Приваловских миллионах» описал сцену, вероятно, подсмотренную где-то во время его уральского детства: «<…> в тихом воздухе таяла и стыла башкирская монотонная песня, рассказывавшая про подвиги башкирских богатырей, особенно о знаменитом Салавате…».

Руф Игнатьев, прослушав ряд песен и былин о Салавате, сделал вывод, что «это был батыр, посланник Аллаха и патриот…»

Апогей народного движения

Восстановив свое здоровье, Салават собрал собственный отряд из жителей русских поселений, расположенных в северо-восточной части Уфимской провинции, а также башкир, проживавших вдоль Сибирской дороги. С этим подразделением он выдвинулся в сторону Красноуфимска, который захватил в середине января 1774 года. Здесь в ряды восставших влились местные казаки, крестьяне, а также рабочие заводов, не желавшие терпеть усиление крепостного гнета. Далее путь башкирского героя лежал в сторону Кунгура, который отчаянно обороняли правительственные войска. Объединившись с другими атаманами (А. Бигашев, К. Усаев, М. Мальцев, И. Кузнецов, Б. Канкаев), Юлаев пытается взять прикамский городок. В течение нескольких дней шла осада, однако особого успеха восставшим она не принесла, к тому же Салават получил очередное ранение.

После того как царские войска отстояли Кунгур, они ринулись в контрнаступление и отбросили восставших обратно к Красноуфимску. Здесь в феврале─марте 1774 года развернулись тяжелые сражения, в которых принял участие только оправившийся от ран Юлаев. Он командовал русско-башкирским отрядом и зарекомендовал себя как талантливый руководитель, способный эффективно организовывать партизанскую войну против превосходящего в силе соперника.

Весной 1774 года он вместе со своим отрядом перемещается в район Уфы, где нашел большую поддержку в лице местных жителей. Подразделение Салавата неоднократно вступало в противоборство с крупным корпусом И. Михельсона. И хотя разгромить правительственные войска оно не сумело, каждый раз после боев Юлаеву удавалось избежать серьезных потерь. Несмотря на поддержку Пугачева действия башкирских отрядов имели несколько иной характер. В отличие от своих соратников, при захвате заводов они не заставляли отдавать пушки и плавить новые для своей армии, а попросту уничтожали взятые предприятия, таким образом возвращаясь к старине.

Поэтическая стезя

Кроме участия в Крестьянской войне, Салават Юлаев запомнился как талантливый поэт. До нас дошли около 500 строчек его стихов-импровизаций, записанных в XIX веке. В них прослеживается необыкновенная любовь к своему краю. Вот что он пишет в произведении «Мой Урал»:

Ай, Урал, ты мой Урал Великан седой, Урал! Головой под облака Поднялся ты, мой Урал!

Главными темами, которые прославлял в своем творчестве Салават Юлаев, были родной край, башкирский народ, традиции и обычаи предков. Поэт писал свои стихи на башкирском языке, поэтому они представляют большой интерес как лингвистический памятник.

Имя национального героя навсегда останется в памяти башкирского народа. В честь Салавата Юлаева названы населенные пункты, улицы, учреждения культуры, в том числе несколько музеев. В 1967 году была основана премия (с 1992 года — Государственная премия им. Салавата Юлаева), которой удостаиваются лучшие деятели искусства республики. Во многих городах Башкирии установлены памятники прославленному герою. В честь Салавата Юлаева создана одноименная опера (авторы композитор З. Исмагилов и поэт Б. Бикбай), а также художественный фильм (режиссер Я. Протазанов).

Ранние годы жизни

Салават Юлаев родился 5 (16) июня 1752 года небольшой деревушке Текеево Уфимской провинции Оренбургской губернии. После пугачевского восстания она была разрушена и не сохранилась до наших дней. Его род был довольно знатным и хорошо известным в Башкирии. Из него в каждом поколении происходили муллы, абызы или батыры.

Отец героя Юлай Азналин в молодости служил сотником в армии, участвовал в военных действиях Барской конференции, выступившей против российского влияния на Речь Посполитую. После этого он вернулся на малую родину и был назначен старшиной Шайтан-Кудейской волости.

Также Юлай был активным участником националистических выступлений и принимал участие в башкирском восстании, начавшемся в 1735 году. Основным мотивом протестных движений стала борьба против незаконного захвата земель башкир владельцами заводов, коих в это время строилось очень много. Отец Салавата всю жизнь прожил безграмотным, но настоял, чтобы его сын научился писать и читать. Вместе с этим в юноше воспитывали любовь и преданность своему народу и стране, что в будущем заметно проявится в его поступках.

Современники Салавата отмечали стройность его фигуры, легкость походки и вместе с этим большую сообразительность. В 19-летнем возрасте он занял должность старшины родной Шайтан-Кудейской волости.

Бригадир Пугачева

О чем дальше рассказывает биография Салавата Юлаева? Краткая кампания, в которой он участвовал (боевые действия продолжались всего год), сделала его имя бессмертным, хотя куда больший остаток жизни он провел в ссылке

При первом же знакомстве с Пугачевым башкир привлек внимание атамана. Он был одним из главных советников «царя» и руководил боевыми операциями

Всего биография Салавата Юлаева повествует о нескольких десятках сражений. Большая их часть произошла на Урале. Так, например, он освободил Катавский и Симский заводы, из-за которых у его отца были тяжбы с чиновниками. Здесь восстание было особенно сильным, так как местное население ненавидело помещиков и промышленников.

Салават выиграл большую часть своих битв. Однако даже в случае поражения ему удавалось минимизировать потери. Он умел вовремя уводить войска из-под удара, чтобы зря не жертвовать жизнями своих товарищей. Такова биография Салавата Юлаева. Краткая война научила его тактике. Он умел воспользоваться преимуществами, которые ему давала горная местность Урала.

Одним из главных успехов полководца было взятие города Кунгура, после чего он получил чин бригадира, или генерала. Пугачев очень ценил его. Однако сам атаман скоро попал в плен, потерпев нескольких поражений от правительственных войск. Тогда башкир решил не сдаваться, а продолжить восстание в своей стране. В этой борьбе заключается краткая биография Салавата Юлаева. Самое главное войско императрицы в то время находилось в Поволжье. Армии пришлось привлечь резервы, чтобы победить восставших. О смелости и храбрости башкира говорит любая биография Салавата Юлаева на русском языке.


Смотреть галерею

Русский бунт — бессмысленный и беспощадный?

Пугачевщина была антиправительственным движением. Как к этому должны относиться мы, ныне живущие? Осуждать восставших за то, что они осмелились выразить свой протест непарламентскими методами? Но ведь государство не оставило им иных средств, кроме как взять в руки оружие, чтобы донести свой глас до власть предержащих.

Симбирский купец Иван Грязнов, служивший у Пугачева главным полковником, писал: «Всему свету известно, сколько во изнурение приведена Россия, от кого же, вам самим небезызвестно. Дворянство обладает крестьянами, но, хотя в Законе Божием и написано, чтоб они крестьян содержали, как детей, но они не только за работника, но хуже почитали собак своих, с которыми гоняли за зайцами. Компанейщики завели премножество заводов и так крестьян работою удручили, что и в ссылках того никогда не бывало, да и нет…».

В просвещенный XVIII век Россия была единственной страной, в которой подавляющая часть коренного населения, а не привезенного из заграницы, подобно американским неграм, находилась в рабстве. Такое положение дел не могло не быть питательной средой для мятежей. Нужна была лишь соответствующая идеологическая платформа. И она нашлась.

Донской казак Емельян Пугачев объявил себя «чудесно спасшимся» царем Петром Федоровичем, и народ охотно в это поверил. Так что Пугачевщина, говоря словами А.С. Пушкина, была бунтом беспощадным, однако далеко не бессмысленным. Другое дело, что правящая элита государства сделала ошибочные выводы из произошедших событий — окончательно законсервировала крепостную систему вместо того, чтобы проводить реформы.

Допрос Салавата (1955 г.). Худ. А.А. Кузнецов

Память о герое

Сегодня Салават Юлаев, биография которого известна каждому жителю Башкирии, является национальным героем и символом республики. В честь него названы улицы, районы, населенные пункты, корабли и т. д. Во множестве городов есть памятники Юлаеву. Его фигура нашла отражение в литературе, музыке (многочисленные оперы и другие академические произведения), а также кинематографе.

Смотреть галерею

Именем героя назван популярный во всей России хоккейный клуб из Уфы – столицы Башкирии. Краеведы и историки продолжают писать монографии, объектом которых является Салават Юлаев. Биография (краткое повествование об этой исторической личности присутствует в каждом учебнике по истории страны, а в Башкирии ему посвящены отдельные уроки) этого человека достойна того, чтобы уделить её изучению хотя бы немного внимания.

Пугачев и Салават

В марте 1774 года к Оренбургу, осажденному главной армией Пугачева, подошли войска второй карательной экспедиции под командованием генерала Бибикова. Узнав о планах Пугачева тайно бежать в Персию, башкиры заявили ему: «Ты нас уверял, что ты государь, и обещал, Оренбург взяв, сделать, чтоб губернии не быть, чтоб мы были оной не подвластны. А теперь хочешь бежать и нас оставить на такую же пагубу, которую за мятеж терпели отцы наши, которых казнили смертью. И так мы до того времени тебя никуда не упустим, покуда ты действительно не исполнишь своего обещания».

Они удержали Пугачева от бегства, поэтому восстание затянулось еще на целый год. По приглашению старшины Бушман-Кыпчакской волости Кинзи Арсланова «царь» ушел в глубь Башкирии, где в короткие сроки было собрано новое 10-тысячное войско. Начался второй этап Пугачевщины. А.С. Пушкин писал: «Башкирцы не унялись. Старый их мятежник Юлай, скрывшийся во время казней 1741 года, явился между ими с сыном своим Салаватом. Вся Башкирия восстала, и бедствие разгорелось с вящей силой».

Войска шести царских генералов — Щербатова, Фреймана, Станиславского, Деколонга, Голицина, Рейнсдорпа — были скованы действиями отрядов Караная Муратова, Каскына Самарова, Мурата Абралова, Аладдина Бектуганова, Юламана Кушаева и других башкирских предводителей. Это обстоятельство позволило подполковнику Санкт-Петербургского карабинерного полка И.И. Михельсону сосредоточиться исключительно на преследовании Пугачева. Идя к нему наперерез, 5 мая он встретился с Салаватом.

А.С. Пушкин писал: «Михельсон <…> продолжал путь, несмотря на всевозможные препятствия, и 5 мая у Симского завода настиг толпу башкирцев, предводительствуемых свирепым Салаватом…». Следующий бой с Салаватом произошел близ деревни Ерал.

Михельсон докладывал: «Жители объявили мне, что злодеи, собравшись в великом числе, имев несколько пушек, только мало пороху, от деревни в четырех верстах на поле меня ожидают <…>. Приближаясь к ним, они, начав стрельбу, прямо кинулись на моих передовых. Злодеи, не уважая нашу атаку, прямо пошли к нам навстречу, однако помощью божьей по немалом от них супротивлении были обращены в бег…».

3 и 5 июня объединенные силы Салавата и Пугачева дали два сражения Михельсону, об исходе которых каждая из сторон заявила как о своей победе. Так или иначе отряду Михельсона, потрепанному в череде боев, пришлось отступить в Уфу. Именно это обстоятельство дало возможность повстанцам уйти от погони и прорваться к Казани. На радостях Пугачев присвоил Салавату звание бригадира, т. е. бригадного генерала.

«Взятие Казани Пугачевым» (1847 г.). Худ. Ф. Моллер (cultobzor.ru)

И один в поле воин

Пушкин писал: «Пугачев бежал, но бегство его казалось нашествием». 24 августа 1774 года Михельсон разбивает Пугачева под Царицыном (ныне Волгоград, — прим. ред.) и вскоре самозваный царь оказывается в плену. К осени 1774 года восстание почти прекращается.

Активное сопротивление продолжает лишь один Салават. 18 сентября близ села Бураево башкирский батыр внезапно атаковал отряд подполковника И.К. Рылеева, приведя его в смятение: «Дерзкий прожект столь был сделан с их злодейскими мыслями противу вверенных мне войск вреден, которых я от такого вероломного народу никогда не воображал, однако ныне видел в настоящем деле».

22 сентября у деревни Норкино отряд Рылеева вновь подвергся нападению, о чем тот сообщал: «Будучи ж на марше, сего ж 22 числа повстречавшим злодеем башкирцом Салаваткою имел прежестокое сражение, у которого было злодейской толпы до трех тысяч человек».

18 октября 1774 года главнокомандующий карательными войсками генерал-аншеф П.И. Панин обратился к башкирам с последним ультиматумом, требуя в знак «своего истинного покаяния» выдать «главного между башкирским народом теперь возмутителя Салаватку». Однако это не подействовало.

Тогда 27 октября к нему от имени Екатерины II лично обратился начальник секретных комиссий генерал-майор П.С. Потемкин: «<…> башкирскому старшине Салавату Юлаеву. С крайним прискорбием извещаюсь я, что ты до сего времени в злобе и ослеплении погружаешься <…>. Я, будучи уполномочен всемилостивейшею ея величества поверенностию, уверяю тебя, что получишь тотчас прощение. Но если укоснеешь еще за сим вещанием, то никакой уже пощады не ожидай». Следует отметить, что правительство ни к одному из мятежников не обращалось с подобным предложением. Однако Салават отверг его. Как затем выяснило следствие, он и его ближайшие соратники дали клятву, «чтоб им до самой их погибели находиться в беспокойствии и не покоряться». 25 ноября 1774 года мятежный батыр был схвачен.

Поэт Салават

Салават был поэтом, хотя оригиналы его стихов, по всей видимости, не дошли до нашего времени. Они сохранились лишь в виде русских подстрочных переводов, включенных в произведения Руфа Игнатьева, Филиппа Нефедова и других. В свою очередь названные авторы получили подстрочники от Абдуллы Давлетшина — подполковника, дворянина и бывшего начальника I кантона Башкирского войска. Куда подевались тексты стихов на языке тюрки, с которых осуществлялся перевод на русский язык, неизвестно. Нефедов писал: «Салават — представитель не одной грубой физической силы. Он — ученый и поэт. Он знает Коран и шариат, перед юношей почтительно склоняют головы старики, о нем все говорят, и начитанности его удивляются не только муллы, но даже сами ахуны…». Стихи Салавата проникнуты мыслью о божьей мудрости, создавшей этот прекрасный мир, а потому долг батыра — защищать свою родную землю. Судьба джигита — в руках Родины, а судьба Родины — в руках джигита.

Я гляжу на цепи гор
В нашем благостном краю,
И, вбирая их простор,
Божью милость познаю.
Песней небо раскололось —
Соловей поет в долу;
Как азан, звенит твой голос,
Богу вознося хвалу.
Не зовет ли на молитву
Верных мусульман?
Провожает меня в битву,
Мой Урал, родимый стан.

Проведя 25 лет на каторге в балтийском порту Рогервик (город Палдиски, Эстония, – прим. ред.), Салават Юлаев умер 26 сентября 1800 года. Последними строками поэта-воина, приписываемыми ему, было стихотворение «Я не умер, башкиры!»:

Ты далёко, Отчизна моя!
Я б вернулся в родные края,
В кандалах я, башкиры!

***

Мне пути заметают снега,
Но весною растают снега,
Я не умер, башкиры!

Салават Хамидуллин

Справка

Салават Ишмухаметович Хамидуллин — историк, к.и.н., журналист.

  • Родился в городе Стерлитамаке в 1968 году.
  • Образование: Башкирский государственный университет (исторический факультет).
  • 1990—1991 годы — корреспондент газеты «Истоки».
  • 1991—1995 годы — редактор молодежной редакции Республиканского ТВ, руководитель творческого объединения «Молодость».
  • С 1995 года — корреспондент программы «Башкортостан», редактор ТО «Гилем», ТО общественно-политических программ, начальник отдела познавательных и исторических программ, руководитель редакции познавательных программ студии БСТ.
  • Автор и телеведущий телепроектов «Историческая среда» и «Клио».
  • Автор ряда документальных фильмов, книг и научных публикаций об истории Башкортостана и башкирских родов. Колумнист «Реального времени».
  • Лауреат Государственной премии РБ им. С. Юлаева, Республиканской премии в области журналистики имени Ш. Худайбердина. Победитель международных и республиканских телефестивалей.

ОбществоИсторияОбразованиеКультура БашкортостанТатарстан

Пребывание в плену

После пленения Юлаева отправили в Уфу, затем перевезли в Казань, где он был посажен в тюремный острог. Здесь он был допрошен вместе со своим отцом и 16 марта 1775 года был приговорен к телесному наказанию и пожизненной каторге. Но, учитывая тот факт, что Юлаевы все время отвергали предъявленные им обвинения, в приговоре указывалась необходимость произвести дополнительное расследование на месте их «злодеяний». Для этого Салавата перевозят в Оренбург, а затем в Уфу.

Новое следствие вели чиновники Уфимской провинциальной канцелярии, которые подтвердили предыдущий приговор. В результате окончательный вердикт предусматривал по 175 ударов кнутом отцу и сыну, после чего им надлежало вырвать ноздри и поставить каторжные клейма, а затем отправить на бессрочную каторгу в Эстляндскую губернию на строившийся тогда порт Рогервик. Сюда же были сосланы бывшие соратники Юлаева и Пугачева И. Аристов, К. Усаев и некоторые другие. Всю оставшуюся жизнь герой башкирского народа проведет в местах заключения, где скончается 26 сентября 1800 года.

Участие в Крестьянской войне. Начало восстания

Накануне крупнейшего антиправительственного восстания у Юлаевых случился новый виток обострения отношений с властями. Он был вызван насильственным захватом их земельных угодий под строительство Симского завода. В то время Юлай Азналин и Салават числились в составе карательного корпуса, которому была поставлена задача участвовать в боевых операциях против повстанцев. Но в октябре 1773 года большая часть подразделения решила добровольно перейти на сторону восставших, в результате чего они оказались сподвижниками Е. Пугачева. Уже 12 ноября башкиры появились в Бердской слободе, где тогда находился атаман.

Находясь в рядах восставших, Салават участвовал в борьбе против Оренбургского гарнизона, солдаты которого время от времени устраивали вылазки, затем осаждал Верхнеозерную крепость и Ильинское. Но в одном из сражений он был ранен, после чего был отправлен лечиться в родную деревню. Позднее Емельян Пугачев, помня о доблести и отваге храброго башкира, возводит его в чин полковника и поручает возглавить антиправительственное движение в районах Прикамья.

Начало конца

В начале июня 1774 года Салават присоединился к основной армии Пугачева, отправив в ее ряды 3 тысячи башкир. Спустя два дня Пугачев и Юлаев вели два ожесточенных сражения против Михельсона на берегу реки Ай. И если в первом они уступили, то второе не выявило победителя. После этого Пугачев стремительно направился на север в район Прикамья.

Отряд Салавата Юлаева двигался в авангарде войск восставших. Он участвовал во взятии Красноуфимска и новых боях около Кунгура. Не сумев взять эту крепость, повстанцы направились к городку Оса, который начали активно осаждать. Через несколько дней сюда подошли основные силы во главе с Пугачевым, и судьба крепости была предрешена: она пала 21 июня. Затем Пугачев направился к Казани, намереваясь идти далее к Москве. В это время подразделение Юлаева возвращается в Башкирию с твердым намерением взять Уфу. Однако царские войска провели перегруппировку сил и постепенно начали вытеснять восставших со своих позиций.

18 и 22 сентября 1774 года Юлаев терпит два болезненных поражения от корпуса подполковника И. Рылеева под Елдякской крепостью. Это вынудило Салавата отступить к Катав-Ивановску и прятаться в окрестных лесах. В середине ноября он предпринял попытку атаковать царский отряд под руководством Ф. Фреймана, но наткнулся на стойкое сопротивление, заставившее повстанцев бежать, бросив пушки.

25 ноября отряд Юлаева был настигнут в горах Каратау подразделением поручика В. Лесковского и поддержавших его мишарских старшин Абдусалимовых. После небольшой стычки Салават вместе со сторонниками был арестован. Еще ранее были лишены свободы его жены и дети. Юлаев пытался активно бороться против этого самоуправства, говоря: «Такого ж указа, чтоб от лишенных жизни семью отбирать, нет». Он просил направить жалобу в губернскую канцелярию, а если не поможет, то и в Сенат.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий

Отважный воин-поэт или разбойник: кем был салават юлаев?

Весть о пугачевском восстании

В 1772 году по Поволжью и Уралу прошлись слухи о том, что прежний император Петр III выжил после долгого заточения и собирает войска, чтобы вернуть себе трон. Этим человеком на самом деле был Емельян Пугачев – беглый донской казак, авантюрист. История России уже знала много самозванцев. Так, например, в Смутное время страну заполонили проходимцы, называвшие себя царевичем Дмитрием – сыном Ивана Грозного. Первому из них даже удалось захватить Москву (правда, не без помощи польских денег и войск). Другие Лжедмитрии были не так удачливы.

Пугачев же угадал со своим «признанием». В 70-е годы и на Урале, и в Поволжье зрело недовольство властью. Причем оно было распространено среди самых разных социальных слоев. Крепостные крестьяне не хотели мириться со своим бесправным положением по отношению к дворянам, которые могли использовать их как расходный материал. Кроме того, холопы не имели права даже пожаловаться на своих владельцев, что было подтверждено даже законодательно — специальным указом Екатерины.

Для того чтобы развивать промышленность на Урале, нужны были рабочие руки. Поэтому незадолго до появления Пугачева вышел указ, согласно которому крепостные теперь должны были трудиться не только на земле барина, но и строить фабрики. Их еще называли горнозаводскими крестьянами.

Недовольны были и национальные меншинства, чьи интересы ущемлялись в угоду промышленникам. Салават Юлаев, биография которого позволяет понять, что он также подпадает под такое описание, был среди тех, кто не хотел мириться с подобным положением дел.

Наконец, Пугачев опирался на казаков. В отличие от крестьян они были настоящей военной силой. Вся их жизнь проходила в сражениях или дежурстве на границе. Именно с казаками Пугачев начал свою военную кампанию против власти. В сентябре 1773 года он осадил Оренбург – крупнейший город в этом регионе.

Смотреть галерею

Идея башкирского восстания

«Неужели-то проклятая сволочь не образумится? Ведь не Пугачев важен, да важно всеобщее негодование», — писал генерал А. Бибиков литератору Д

Фонвизину. Действительно, всеобщее негодование охватило все слои населения: крепостные крестьяне стонали под рабством, в которое они были окончательно ввергнуты вольностями, дарованными дворянству Екатериной II; горнозаводские рабочие — под тяжким игом подневольного труда; поволжские инородцы — татары, чуваши, марийцы, удмурты — страдали от национального угнетения. Однако не они были движущей силой, движения.

Секретарь Пугачевской военной коллегии Алексей Дубровский на допросе показывал: «Во всем возмущении и начатии дела состоят причиною яицкие казаки, которые, сообщась заедино думою с башкирцами, хотели отменить учиненную якобы им обиду от бояр…».

Чем были недовольны башкиры? Стремительная индустриализация, охватившая край, больно ударила по их интересам. В результате прямых конфискаций и неравноправных сделок, совершенных под административным давлением оренбургских губернаторов, башкиры лишились миллионов десятин земли и лесных угодий. К тому же еще не зажили раны прежних восстаний.

Писатель и этнограф XIX века Филипп Нефедов на примере отца Салавата Юлая Азналина, старшины Шайтан-Кудейской волости, описал настроения башкирской знати накануне восстания: «Юлай был вотчинник, человек богатый, умный и влиятельный <…>. Местные власти относились к башкирскому старшине с доверием; недаром же Юлай участвовал в погоне за калмыками и ходил в Польшу усмирять польских конфедератов <…>. Но башкирский старшина в действительности далеко не был тем, чем он так искусно умел казаться. На глазах у Юлая пылали башкирские селения, разорялся край; у него самого купцом Твердышевым отнята земля под Симский завод <…>. Истый башкир, горячо любивший родину, Юлай не мог оставаться равнодушным зрителем; он маскировал свои чувства, но в душе оставался недоволен и таил месть. От такого отца родился Салават».

Относительно истинного происхождения Пугачева башкиры ничуть не заблуждались. После войны сотник Бала-Катайской волости Упак Абзанов на допросе показывал: «Зная, что Пугачев из злейших разбойник, башкирские старшины повиновались ему единственно льстясь лестным его обещанием, что он может возвратить в здешних местах заселившую землю и что господ никого не будет, а всякий сделается самовластным», т. е. свободным и равноправным.

Башкирские воины. Худ. А.О. Орловский (posredi.ru)

Лик Салавата

Факты биографии и боевого пути Салавата известны благодаря архивным документам, по которым трудно реконструировать его личность. Пушкин охарактеризовал его «свирепым Салаватом». Гораздо больше в этом отношении дают очерки историка и краеведа Руфа Игнатьева (1818—1886), а также уроженцев Урала писателей Филиппа Нефедова (1832—1902) и Дмитрия Мамина-Сибиряка (1852—1912), которые писали, что называется по горячим следам, когда были живы, если не сами пугачевцы, то их дети и внуки. Именно поэтому их характеристики являются слепками с того образа Салавата, который сформировался в народном сознании и который, как нам кажется, наиболее близок к своему прототипу.

Филипп Нефедов писал: «…Мысль об освобождении родины не давала ему покоя и звала на дело, манила на подвиг. Освободить Родину! Сколько чарующего, обаятельного для многих умов в этой мысли; но выступить борцом за ее осуществление мог только поэт, каким был Салават. В своем религиозно-поэтическом настроении он не раз слышал самого Бога, повелевавшего ему восстать на врагов и освободить Родину».

В свое время Мустай Карим и Расул Гамзатов, народные поэты Башкортостана и Дагестана, воспевая образы героев своих народов, сравнивали друг с другом Салавата Юлаева и имама Шамиля. Однако мысль о схожести образов вождя горцев и вождя башкир впервые была высказана еще в XIX веке Руфом Игнатьевым, который, прослушав ряд песен и былин о Салавате, сделал вывод, что «это был батыр, посланник Аллаха и патриот, вроде какого-нибудь Кази-муллы или Шамиля <…>. Пытки, наказания кнутом и ссылка придали Салавату эпитет мученика».

Таким образом, культ Салавата сформировался у башкир еще в XIX веке, хотя он не был самым знаменитым предводителем в период Пугачевщины, не говоря уже о вождях предыдущих башкирских восстаний XVII—XVIII веков. Ореол мученика, пострадавшего за весь народ, затмил собой образы остальных батыров прошлого. Мамин-Сибиряк в своих «Приваловских миллионах» описал сцену, вероятно, подсмотренную где-то во время его уральского детства: «<…> в тихом воздухе таяла и стыла башкирская монотонная песня, рассказывавшая про подвиги башкирских богатырей, особенно о знаменитом Салавате…».

Руф Игнатьев, прослушав ряд песен и былин о Салавате, сделал вывод, что «это был батыр, посланник Аллаха и патриот…»

Апогей народного движения

Восстановив свое здоровье, Салават собрал собственный отряд из жителей русских поселений, расположенных в северо-восточной части Уфимской провинции, а также башкир, проживавших вдоль Сибирской дороги. С этим подразделением он выдвинулся в сторону Красноуфимска, который захватил в середине января 1774 года. Здесь в ряды восставших влились местные казаки, крестьяне, а также рабочие заводов, не желавшие терпеть усиление крепостного гнета. Далее путь башкирского героя лежал в сторону Кунгура, который отчаянно обороняли правительственные войска. Объединившись с другими атаманами (А. Бигашев, К. Усаев, М. Мальцев, И. Кузнецов, Б. Канкаев), Юлаев пытается взять прикамский городок. В течение нескольких дней шла осада, однако особого успеха восставшим она не принесла, к тому же Салават получил очередное ранение.

После того как царские войска отстояли Кунгур, они ринулись в контрнаступление и отбросили восставших обратно к Красноуфимску. Здесь в феврале─марте 1774 года развернулись тяжелые сражения, в которых принял участие только оправившийся от ран Юлаев. Он командовал русско-башкирским отрядом и зарекомендовал себя как талантливый руководитель, способный эффективно организовывать партизанскую войну против превосходящего в силе соперника.

Весной 1774 года он вместе со своим отрядом перемещается в район Уфы, где нашел большую поддержку в лице местных жителей. Подразделение Салавата неоднократно вступало в противоборство с крупным корпусом И. Михельсона. И хотя разгромить правительственные войска оно не сумело, каждый раз после боев Юлаеву удавалось избежать серьезных потерь. Несмотря на поддержку Пугачева действия башкирских отрядов имели несколько иной характер. В отличие от своих соратников, при захвате заводов они не заставляли отдавать пушки и плавить новые для своей армии, а попросту уничтожали взятые предприятия, таким образом возвращаясь к старине.

Поэтическая стезя

Кроме участия в Крестьянской войне, Салават Юлаев запомнился как талантливый поэт. До нас дошли около 500 строчек его стихов-импровизаций, записанных в XIX веке. В них прослеживается необыкновенная любовь к своему краю. Вот что он пишет в произведении «Мой Урал»:

Ай, Урал, ты мой Урал Великан седой, Урал! Головой под облака Поднялся ты, мой Урал!

Главными темами, которые прославлял в своем творчестве Салават Юлаев, были родной край, башкирский народ, традиции и обычаи предков. Поэт писал свои стихи на башкирском языке, поэтому они представляют большой интерес как лингвистический памятник.

Имя национального героя навсегда останется в памяти башкирского народа. В честь Салавата Юлаева названы населенные пункты, улицы, учреждения культуры, в том числе несколько музеев. В 1967 году была основана премия (с 1992 года — Государственная премия им. Салавата Юлаева), которой удостаиваются лучшие деятели искусства республики. Во многих городах Башкирии установлены памятники прославленному герою. В честь Салавата Юлаева создана одноименная опера (авторы композитор З. Исмагилов и поэт Б. Бикбай), а также художественный фильм (режиссер Я. Протазанов).

Ранние годы жизни

Салават Юлаев родился 5 (16) июня 1752 года небольшой деревушке Текеево Уфимской провинции Оренбургской губернии. После пугачевского восстания она была разрушена и не сохранилась до наших дней. Его род был довольно знатным и хорошо известным в Башкирии. Из него в каждом поколении происходили муллы, абызы или батыры.

Отец героя Юлай Азналин в молодости служил сотником в армии, участвовал в военных действиях Барской конференции, выступившей против российского влияния на Речь Посполитую. После этого он вернулся на малую родину и был назначен старшиной Шайтан-Кудейской волости.

Также Юлай был активным участником националистических выступлений и принимал участие в башкирском восстании, начавшемся в 1735 году. Основным мотивом протестных движений стала борьба против незаконного захвата земель башкир владельцами заводов, коих в это время строилось очень много. Отец Салавата всю жизнь прожил безграмотным, но настоял, чтобы его сын научился писать и читать. Вместе с этим в юноше воспитывали любовь и преданность своему народу и стране, что в будущем заметно проявится в его поступках.

Современники Салавата отмечали стройность его фигуры, легкость походки и вместе с этим большую сообразительность. В 19-летнем возрасте он занял должность старшины родной Шайтан-Кудейской волости.

Бригадир Пугачева

О чем дальше рассказывает биография Салавата Юлаева? Краткая кампания, в которой он участвовал (боевые действия продолжались всего год), сделала его имя бессмертным, хотя куда больший остаток жизни он провел в ссылке

При первом же знакомстве с Пугачевым башкир привлек внимание атамана. Он был одним из главных советников «царя» и руководил боевыми операциями

Всего биография Салавата Юлаева повествует о нескольких десятках сражений. Большая их часть произошла на Урале. Так, например, он освободил Катавский и Симский заводы, из-за которых у его отца были тяжбы с чиновниками. Здесь восстание было особенно сильным, так как местное население ненавидело помещиков и промышленников.

Салават выиграл большую часть своих битв. Однако даже в случае поражения ему удавалось минимизировать потери. Он умел вовремя уводить войска из-под удара, чтобы зря не жертвовать жизнями своих товарищей. Такова биография Салавата Юлаева. Краткая война научила его тактике. Он умел воспользоваться преимуществами, которые ему давала горная местность Урала.

Одним из главных успехов полководца было взятие города Кунгура, после чего он получил чин бригадира, или генерала. Пугачев очень ценил его. Однако сам атаман скоро попал в плен, потерпев нескольких поражений от правительственных войск. Тогда башкир решил не сдаваться, а продолжить восстание в своей стране. В этой борьбе заключается краткая биография Салавата Юлаева. Самое главное войско императрицы в то время находилось в Поволжье. Армии пришлось привлечь резервы, чтобы победить восставших. О смелости и храбрости башкира говорит любая биография Салавата Юлаева на русском языке.


Смотреть галерею

Русский бунт — бессмысленный и беспощадный?

Пугачевщина была антиправительственным движением. Как к этому должны относиться мы, ныне живущие? Осуждать восставших за то, что они осмелились выразить свой протест непарламентскими методами? Но ведь государство не оставило им иных средств, кроме как взять в руки оружие, чтобы донести свой глас до власть предержащих.

Симбирский купец Иван Грязнов, служивший у Пугачева главным полковником, писал: «Всему свету известно, сколько во изнурение приведена Россия, от кого же, вам самим небезызвестно. Дворянство обладает крестьянами, но, хотя в Законе Божием и написано, чтоб они крестьян содержали, как детей, но они не только за работника, но хуже почитали собак своих, с которыми гоняли за зайцами. Компанейщики завели премножество заводов и так крестьян работою удручили, что и в ссылках того никогда не бывало, да и нет…».

В просвещенный XVIII век Россия была единственной страной, в которой подавляющая часть коренного населения, а не привезенного из заграницы, подобно американским неграм, находилась в рабстве. Такое положение дел не могло не быть питательной средой для мятежей. Нужна была лишь соответствующая идеологическая платформа. И она нашлась.

Донской казак Емельян Пугачев объявил себя «чудесно спасшимся» царем Петром Федоровичем, и народ охотно в это поверил. Так что Пугачевщина, говоря словами А.С. Пушкина, была бунтом беспощадным, однако далеко не бессмысленным. Другое дело, что правящая элита государства сделала ошибочные выводы из произошедших событий — окончательно законсервировала крепостную систему вместо того, чтобы проводить реформы.

Допрос Салавата (1955 г.). Худ. А.А. Кузнецов

Память о герое

Сегодня Салават Юлаев, биография которого известна каждому жителю Башкирии, является национальным героем и символом республики. В честь него названы улицы, районы, населенные пункты, корабли и т. д. Во множестве городов есть памятники Юлаеву. Его фигура нашла отражение в литературе, музыке (многочисленные оперы и другие академические произведения), а также кинематографе.

Смотреть галерею

Именем героя назван популярный во всей России хоккейный клуб из Уфы – столицы Башкирии. Краеведы и историки продолжают писать монографии, объектом которых является Салават Юлаев. Биография (краткое повествование об этой исторической личности присутствует в каждом учебнике по истории страны, а в Башкирии ему посвящены отдельные уроки) этого человека достойна того, чтобы уделить её изучению хотя бы немного внимания.

Пугачев и Салават

В марте 1774 года к Оренбургу, осажденному главной армией Пугачева, подошли войска второй карательной экспедиции под командованием генерала Бибикова. Узнав о планах Пугачева тайно бежать в Персию, башкиры заявили ему: «Ты нас уверял, что ты государь, и обещал, Оренбург взяв, сделать, чтоб губернии не быть, чтоб мы были оной не подвластны. А теперь хочешь бежать и нас оставить на такую же пагубу, которую за мятеж терпели отцы наши, которых казнили смертью. И так мы до того времени тебя никуда не упустим, покуда ты действительно не исполнишь своего обещания».

Они удержали Пугачева от бегства, поэтому восстание затянулось еще на целый год. По приглашению старшины Бушман-Кыпчакской волости Кинзи Арсланова «царь» ушел в глубь Башкирии, где в короткие сроки было собрано новое 10-тысячное войско. Начался второй этап Пугачевщины. А.С. Пушкин писал: «Башкирцы не унялись. Старый их мятежник Юлай, скрывшийся во время казней 1741 года, явился между ими с сыном своим Салаватом. Вся Башкирия восстала, и бедствие разгорелось с вящей силой».

Войска шести царских генералов — Щербатова, Фреймана, Станиславского, Деколонга, Голицина, Рейнсдорпа — были скованы действиями отрядов Караная Муратова, Каскына Самарова, Мурата Абралова, Аладдина Бектуганова, Юламана Кушаева и других башкирских предводителей. Это обстоятельство позволило подполковнику Санкт-Петербургского карабинерного полка И.И. Михельсону сосредоточиться исключительно на преследовании Пугачева. Идя к нему наперерез, 5 мая он встретился с Салаватом.

А.С. Пушкин писал: «Михельсон <…> продолжал путь, несмотря на всевозможные препятствия, и 5 мая у Симского завода настиг толпу башкирцев, предводительствуемых свирепым Салаватом…». Следующий бой с Салаватом произошел близ деревни Ерал.

Михельсон докладывал: «Жители объявили мне, что злодеи, собравшись в великом числе, имев несколько пушек, только мало пороху, от деревни в четырех верстах на поле меня ожидают <…>. Приближаясь к ним, они, начав стрельбу, прямо кинулись на моих передовых. Злодеи, не уважая нашу атаку, прямо пошли к нам навстречу, однако помощью божьей по немалом от них супротивлении были обращены в бег…».

3 и 5 июня объединенные силы Салавата и Пугачева дали два сражения Михельсону, об исходе которых каждая из сторон заявила как о своей победе. Так или иначе отряду Михельсона, потрепанному в череде боев, пришлось отступить в Уфу. Именно это обстоятельство дало возможность повстанцам уйти от погони и прорваться к Казани. На радостях Пугачев присвоил Салавату звание бригадира, т. е. бригадного генерала.

«Взятие Казани Пугачевым» (1847 г.). Худ. Ф. Моллер (cultobzor.ru)

И один в поле воин

Пушкин писал: «Пугачев бежал, но бегство его казалось нашествием». 24 августа 1774 года Михельсон разбивает Пугачева под Царицыном (ныне Волгоград, — прим. ред.) и вскоре самозваный царь оказывается в плену. К осени 1774 года восстание почти прекращается.

Активное сопротивление продолжает лишь один Салават. 18 сентября близ села Бураево башкирский батыр внезапно атаковал отряд подполковника И.К. Рылеева, приведя его в смятение: «Дерзкий прожект столь был сделан с их злодейскими мыслями противу вверенных мне войск вреден, которых я от такого вероломного народу никогда не воображал, однако ныне видел в настоящем деле».

22 сентября у деревни Норкино отряд Рылеева вновь подвергся нападению, о чем тот сообщал: «Будучи ж на марше, сего ж 22 числа повстречавшим злодеем башкирцом Салаваткою имел прежестокое сражение, у которого было злодейской толпы до трех тысяч человек».

18 октября 1774 года главнокомандующий карательными войсками генерал-аншеф П.И. Панин обратился к башкирам с последним ультиматумом, требуя в знак «своего истинного покаяния» выдать «главного между башкирским народом теперь возмутителя Салаватку». Однако это не подействовало.

Тогда 27 октября к нему от имени Екатерины II лично обратился начальник секретных комиссий генерал-майор П.С. Потемкин: «<…> башкирскому старшине Салавату Юлаеву. С крайним прискорбием извещаюсь я, что ты до сего времени в злобе и ослеплении погружаешься <…>. Я, будучи уполномочен всемилостивейшею ея величества поверенностию, уверяю тебя, что получишь тотчас прощение. Но если укоснеешь еще за сим вещанием, то никакой уже пощады не ожидай». Следует отметить, что правительство ни к одному из мятежников не обращалось с подобным предложением. Однако Салават отверг его. Как затем выяснило следствие, он и его ближайшие соратники дали клятву, «чтоб им до самой их погибели находиться в беспокойствии и не покоряться». 25 ноября 1774 года мятежный батыр был схвачен.

Поэт Салават

Салават был поэтом, хотя оригиналы его стихов, по всей видимости, не дошли до нашего времени. Они сохранились лишь в виде русских подстрочных переводов, включенных в произведения Руфа Игнатьева, Филиппа Нефедова и других. В свою очередь названные авторы получили подстрочники от Абдуллы Давлетшина — подполковника, дворянина и бывшего начальника I кантона Башкирского войска. Куда подевались тексты стихов на языке тюрки, с которых осуществлялся перевод на русский язык, неизвестно. Нефедов писал: «Салават — представитель не одной грубой физической силы. Он — ученый и поэт. Он знает Коран и шариат, перед юношей почтительно склоняют головы старики, о нем все говорят, и начитанности его удивляются не только муллы, но даже сами ахуны…». Стихи Салавата проникнуты мыслью о божьей мудрости, создавшей этот прекрасный мир, а потому долг батыра — защищать свою родную землю. Судьба джигита — в руках Родины, а судьба Родины — в руках джигита.

Я гляжу на цепи гор
В нашем благостном краю,
И, вбирая их простор,
Божью милость познаю.
Песней небо раскололось —
Соловей поет в долу;
Как азан, звенит твой голос,
Богу вознося хвалу.
Не зовет ли на молитву
Верных мусульман?
Провожает меня в битву,
Мой Урал, родимый стан.

Проведя 25 лет на каторге в балтийском порту Рогервик (город Палдиски, Эстония, – прим. ред.), Салават Юлаев умер 26 сентября 1800 года. Последними строками поэта-воина, приписываемыми ему, было стихотворение «Я не умер, башкиры!»:

Ты далёко, Отчизна моя!
Я б вернулся в родные края,
В кандалах я, башкиры!

***

Мне пути заметают снега,
Но весною растают снега,
Я не умер, башкиры!

Салават Хамидуллин

Справка

Салават Ишмухаметович Хамидуллин — историк, к.и.н., журналист.

  • Родился в городе Стерлитамаке в 1968 году.
  • Образование: Башкирский государственный университет (исторический факультет).
  • 1990—1991 годы — корреспондент газеты «Истоки».
  • 1991—1995 годы — редактор молодежной редакции Республиканского ТВ, руководитель творческого объединения «Молодость».
  • С 1995 года — корреспондент программы «Башкортостан», редактор ТО «Гилем», ТО общественно-политических программ, начальник отдела познавательных и исторических программ, руководитель редакции познавательных программ студии БСТ.
  • Автор и телеведущий телепроектов «Историческая среда» и «Клио».
  • Автор ряда документальных фильмов, книг и научных публикаций об истории Башкортостана и башкирских родов. Колумнист «Реального времени».
  • Лауреат Государственной премии РБ им. С. Юлаева, Республиканской премии в области журналистики имени Ш. Худайбердина. Победитель международных и республиканских телефестивалей.

ОбществоИсторияОбразованиеКультура БашкортостанТатарстан

Пребывание в плену

После пленения Юлаева отправили в Уфу, затем перевезли в Казань, где он был посажен в тюремный острог. Здесь он был допрошен вместе со своим отцом и 16 марта 1775 года был приговорен к телесному наказанию и пожизненной каторге. Но, учитывая тот факт, что Юлаевы все время отвергали предъявленные им обвинения, в приговоре указывалась необходимость произвести дополнительное расследование на месте их «злодеяний». Для этого Салавата перевозят в Оренбург, а затем в Уфу.

Новое следствие вели чиновники Уфимской провинциальной канцелярии, которые подтвердили предыдущий приговор. В результате окончательный вердикт предусматривал по 175 ударов кнутом отцу и сыну, после чего им надлежало вырвать ноздри и поставить каторжные клейма, а затем отправить на бессрочную каторгу в Эстляндскую губернию на строившийся тогда порт Рогервик. Сюда же были сосланы бывшие соратники Юлаева и Пугачева И. Аристов, К. Усаев и некоторые другие. Всю оставшуюся жизнь герой башкирского народа проведет в местах заключения, где скончается 26 сентября 1800 года.

Участие в Крестьянской войне. Начало восстания

Накануне крупнейшего антиправительственного восстания у Юлаевых случился новый виток обострения отношений с властями. Он был вызван насильственным захватом их земельных угодий под строительство Симского завода. В то время Юлай Азналин и Салават числились в составе карательного корпуса, которому была поставлена задача участвовать в боевых операциях против повстанцев. Но в октябре 1773 года большая часть подразделения решила добровольно перейти на сторону восставших, в результате чего они оказались сподвижниками Е. Пугачева. Уже 12 ноября башкиры появились в Бердской слободе, где тогда находился атаман.

Находясь в рядах восставших, Салават участвовал в борьбе против Оренбургского гарнизона, солдаты которого время от времени устраивали вылазки, затем осаждал Верхнеозерную крепость и Ильинское. Но в одном из сражений он был ранен, после чего был отправлен лечиться в родную деревню. Позднее Емельян Пугачев, помня о доблести и отваге храброго башкира, возводит его в чин полковника и поручает возглавить антиправительственное движение в районах Прикамья.

Начало конца

В начале июня 1774 года Салават присоединился к основной армии Пугачева, отправив в ее ряды 3 тысячи башкир. Спустя два дня Пугачев и Юлаев вели два ожесточенных сражения против Михельсона на берегу реки Ай. И если в первом они уступили, то второе не выявило победителя. После этого Пугачев стремительно направился на север в район Прикамья.

Отряд Салавата Юлаева двигался в авангарде войск восставших. Он участвовал во взятии Красноуфимска и новых боях около Кунгура. Не сумев взять эту крепость, повстанцы направились к городку Оса, который начали активно осаждать. Через несколько дней сюда подошли основные силы во главе с Пугачевым, и судьба крепости была предрешена: она пала 21 июня. Затем Пугачев направился к Казани, намереваясь идти далее к Москве. В это время подразделение Юлаева возвращается в Башкирию с твердым намерением взять Уфу. Однако царские войска провели перегруппировку сил и постепенно начали вытеснять восставших со своих позиций.

18 и 22 сентября 1774 года Юлаев терпит два болезненных поражения от корпуса подполковника И. Рылеева под Елдякской крепостью. Это вынудило Салавата отступить к Катав-Ивановску и прятаться в окрестных лесах. В середине ноября он предпринял попытку атаковать царский отряд под руководством Ф. Фреймана, но наткнулся на стойкое сопротивление, заставившее повстанцев бежать, бросив пушки.

25 ноября отряд Юлаева был настигнут в горах Каратау подразделением поручика В. Лесковского и поддержавших его мишарских старшин Абдусалимовых. После небольшой стычки Салават вместе со сторонниками был арестован. Еще ранее были лишены свободы его жены и дети. Юлаев пытался активно бороться против этого самоуправства, говоря: «Такого ж указа, чтоб от лишенных жизни семью отбирать, нет». Он просил направить жалобу в губернскую канцелярию, а если не поможет, то и в Сенат.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий